Вы просматриваете архив Журнал «Фома».

ИДЕОЛОГИЯ: НАУКА ОБ ИДЕЯХ

27.01.2015 в Наука

«Толковый словарь» с Юрием Пущаевым

Идеология: наука об идеях

Двадцатый век, который то ли бесповоротно закончился, то ли еще продолжается как определенная историческая эпоха, можно смело называть веком идеологий. Три ведущие идеологии (три идеальных типа, к которым тяготеют конкретно существующие идеологии) – либерализм, коммунизм и фашизм – вступили в ХХ веке между собой в жестокую схватку за господство над миром и человеческими умами. Читать далее →

КТО ТАКОЙ ЛЕВИАФАН?

26.01.2015 в Культура

Кто такой Левиафан?

Сергей Худиев о Библии, Гоббсе и Левиафане

Судя по сообщениям в фейсбуке, великий и могучий русский язык обогатился новым ругательством — «левиафаны позорные», в смысле «алкоголики, позорящие нашу страну на весь мир». Связано это с новым фильмом режиссера Андрея Звягинцева под названием «Левиафан», живописующим ужасы российской глубинки. Фильма я не смотрел — сам режиссер настоятельно просил не смотреть пираток, а до кинотеатра я едва ли доберусь — поэтому не могу присоединиться ни к хору его ругателей, ни к противохору защитников, замечу только, что снимать фильмы про беспросветность жизни в французской/немецкой/голландской или еще какой-нибудь глубинке — обычное дело для европейских режиссеров. Читать далее →

Революция, ты научила нас…

08.11.2012 в Жизнь, История, Культура, Образование, Общество

Уже никто не крестился

Ноябрьским морозным утром 1917 года американский журналист и социалист Джон Рид смотрел, как десятки тысяч людей текут сквозь Иверские ворота к Красной площади. Огромная людская река, над которой реяли красные и черные флаги. Бедно одетые люди, рабочие с отдаленных заводов и фабрик несли в красных гробах своих мертвецов. Это были похороны пятисот красногвардейцев, только что погибших в московских революционных боях — первые торжественные советские захоронения у Кремлевской стены.

За гробами шли убитые горем женщины, матери и жены погибших. Слышались рыдания, смешанные с пением «Интернационала». Когда гробы стали опускать в мерзлую землю, женщины стали кричать совсем отчаянно и бросаться вслед, прямо в могилы. Жалостливые руки удерживали несчастных. «Так любят друг друга бедняки…» — говорит Джон Рид.

Этим утром ему особенно бросилась в глаза одна деталь: проходя мимо Иверской часовни, уже никто не крестился, как это делали раньше. И автор знаменитой книги «10 дней, которые потрясли мир» в конце главы про первые революционные похороны на Красной площади подводит итог своим наблюдениям: «И вдруг я понял, что набожному русскому народу уже не нужны больше священники, которые помогали бы ему вымаливать царство небесное. Этот народ строил на земле такое светлое царство, какого не найдёшь ни на каком небе, такое царство, за которое умереть — счастье…» Читать далее →

Никогда не считал атеистов животными

08.11.2012 в Жизнь, Здоровье, Образование, Религия

Несколько лет назад я участвовал в программе «Культурная революция». Говорил довольно много, но, как оказалось потом, в процессе монтажа мои слова сильно порезали, остались лишь отрывки, вырванные из контекста. В итоге мысль исказилась до неузнаваемости. И теперь журналисты тиражируют «информацию», будто Юрий Вяземский считает атеистов больными и животными. Знакомые и читатели либо недоумевают, либо упрекают.

Возникло недопонимание. Нужно объясниться: что же я на самом деле говорил в той «Культурной революции». Кстати, ровно то же самое я каждый год говорю студентам МГИМО на лекциях по культурологии.

По моему убеждению, главное отличие человека от животного — это религия. Человека называют homo sapience, но, разделяя человека и животных, я предпочитаю называть его homo religiosus. А одна из целей религиозного познания — осмыслить связь времен. Читать далее →

Антон и Виктория Макарские: «Роль, которая не требует снимать крестик»

21.03.2012 в Жизнь, Культура, Религия

                      Частые захожане 

Антон: Если честно, я немного смущаюсь давать интервью журналу «Фома»… Журнал «Фома» у нас настольный, и в нем очень достойные православные люди делятся своими умными мыслями. Уверен, что недостоин такого внимания к своей персоне.

Виктория: А я наоборот — счастлива с вами пообщаться! В беседе со светскими журналистами приходится постоянно себя «фильтровать»: очень часто человек тебя абсолютно не понимает. Ведь когда начинаешь хотя бы минимально погружаться в духовную жизнь, открывать для себя ее не всегда видимые и не принимаемые, увы, многими законы и реальность, в жизни все меняется, как ни крути: видишь и слышишь по-другому, возникает новый круг общения, радости другие, книги другие. А значит, ты уже не можешь отвечать на вопросы журналистов без оглядки на твой — пускай даже крохотный — духовный опыт. И вот меня, например, спрашивают: «Как же так, вы уже двенадцать лет живете вместе, а все равно — счастливы? Вот психологи пишут — все должно быть наоборот: чем дольше в браке, тем холоднее отношения». С подозрением выслушивают ответ: «Мы сейчас гораздо глубже любим друг друга, это чувство даже сравнить нельзя с юношеской влюбленностью!» Или: «Как так Вы не боитесь стареть?» Или совсем потрясенно спрашивают: «Вы же можете себе позволить жить на Рублевке, а почему строитесь в самой обычной деревне?» Отвечаю им: «Это такое счастье — деревня уникальная, места святые, соседи добрые, верующие… Чем старше ты, тем ближе ты к Богу и жизни вечной и тем больше истин тебе открывается… Я бы ни за что в юность не вернулась — так страшно было!» И тут журналист огорошивает вопросом: «Подождите минутку, Вы что — всерьез считаете, что есть загробная жизнь?!» Человек недоумевает и задает другой вопрос, но ты и тут не можешь не говорить о своем мировоззрении и своей вере, потому что она пронизывает все сферы твоей жизни. А журналист смотрит на тебя, как на умалишенную, и принимает твои «странности» за издержки творческой фантазии. А главное — потом просто не пишет о том, чего не понимает. В результате получаются странные, куцые статьи. Часто мне звонили и извинялись: «Викочка, Вы так не по-звездному живете, читатели наши не поймут… И главный редактор издания попросил вырезать все, что Вы о Боге говорите, — это не нужно нашим читателям». Читать далее →