«Эхо Москвы» о ситуации на Украине

11.03.2014 в Политика
Просмотров: 863
ОднаКнопка

ПРОГРАММА «ГРАНИ НЕДЕЛИ» от 8 марта 2014 г.
Гости:
Игорь Яковенко -в недавнем прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России, депутат Государственной Думы первого созыва.
Ведущие:
Владимир Кара-Мурза, тележурналист.

В.КАРА-МУРЗА: Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели». В сегодняшнем выпуске:
- во имя оправдания российских претензий на Крым задействован весь потенциал пропагандистской машины Кремля;
- очевидное совпадение приемов, используемых для территориальных аннексий со времен сталинизма или Третьего Рейха, не смущают идеологов ура-патриотической компании;
- очередная годовщина со дня смерти вождя народов напомнила о методах национальной политики, практиковавшейся генералиссимусом.
- международные санкции против России рискуют послужить поводом для очередного витка репрессий против оппозиции.
Памятная история Юго-осетинского конфликта, когда Россия начисто проиграла информационную войну, заставила кремлевских политтехнологов полностью отмобилизоваться. В оправдание претензий на Крым аргументы сразу же посыпались, как из рога изобилия, а пропагандистская машина заработала на полные обороты. К великодержавному хору посчитали полезным присоединиться не только завсегдатаи казенных политических ток-шоу, но и услужливые голоса псевдопатриотической общественности. Вопрос о том, не слишком ли топорной выглядит работа государственного телевидения, настойчиво возникает у политолога Алексея Малашенко:

- Я не так много смотрю телевизор, но в последнее время мне было интересно, потому что я сам себе вот такой вопрос задавал. По-моему, не совсем удачно, по-моему, перебор. Потому что все-таки люди поумнели, есть интернет, можно посмотреть Euronews, есть тарелки, и, в общем-то, заметна разница в подаче материала. Кто-то (наверное, все-таки большинство населения), у кого нет тарелок и интернета, они в это полностью верят. Когда ты видишь разные картинки, конечно, появляется иное ощущение.

В.КАРА-МУРЗА: Разницу между сегодняшней ситуацией и войной пятилетней давности подмечает политолог Глеб Павловский:

- Крым совершенно не Осетия. Поскольку Крым не является спорной территорией Украины, спорной между Украиной и Россией. И сколько бы там ни было российских паспортов, я не сомневаюсь, что их охотно возьмут все, у кого их еще нет. Отторгнуть Крым не удастся, потому что это изменение границ в Европе. Это вещь абсолютно рискованная и маловероятная. Действия России – это просто создание угрозы Киеву.

В.КАРА-МУРЗА: Исторические передергивания, подтасовки, топорные фальсификации и инсценировки – весь арсенал изготовления информационных агиток щедро используется в эти дни. Пресыщение навязчивой пропагандистской кампанией испытал журналист Николай Троицкий:

- Российские телевизионные каналы не смотрю. По тем отрывкам, с которыми удается ознакомиться уже задним числом в интернете, иногда фрагментами, мне кажется, что она организована неудачно и нацелена, адресована людям с интеллектуальной недостаточностью.

В.КАРА-МУРЗА: Удачной считает организацию промывки мозгов населению публицист Леонид Радзиховский:

- Удачно. Это тот случай, про который говорят «за вкус не обещаю, но горячо будет». Непрерывные пятиминутки ненависти великолепно действуют на российскую телевизионную аудиторию: детали, нюансы, факты и так далее абсолютно никому не нужны.

В.КАРА-МУРЗА: Засилье телепропаганды на голубых экранах удручает журналиста Николая Сванидзе:

- Сейчас просто валом, огромным валом идет сплошная пропаганда, несомненно. В том, что касается Украины, информации минимум, пропаганды максимум.

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии – Игорь Яковенко, в недавнем прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России, депутат Государственной Думы первого созыва. Удачно ли срежиссирована пропагандистская кампания на госканалах по включению Крыма в состав России?

И.ЯКОВЕНКО: Я думаю, что ничего похожего ни в истории нашей страны, ни в истории человечества по интенсивности вот этого информационного огня не было. Неслучайно на Украине российские телеканалы называют «телевизионными войсками Путина». Я их сначала называл «4 антиукраинских информационных фронта», но, в целом, это так и есть. Действительно, плотность лжи просто потрясающая, потому что действительно вранье в каждой передаче. Разговоры о том, что в Киеве уже всех убивают, уже почти убили, о том, что сотни тысяч беженцев бегут в Россию, о том, что нельзя говорить по-русски на Украине и в Крыму в частности, о том, что все военнослужащие перешли уже в подчинение руководства Крыма. В общем, такое нагромождение вранья – это просто за пределами добра и зла. По-моему, такого вот… Я хорошо помню советскую пропаганду – ничего похожего не было. И она довольно эффективна, потому что еще вчера опросы показывали, что абсолютное меньшинство (12,5 % в целом по Украине) хотели бы присоединения к России, и нигде не было большинства. То есть буквально недавно, еще в феврале, проводились опросы, в соответствии с которыми только 40% крымчан хотели бы присоединиться к России. Сегодня эта истерия, которая происходит, безусловно, может поменять ситуацию. К тому же сегодня в восточную Украину и в Крым приходят советские порядки, и вполне может быть, что вместе с ними придет чуровщина. Проголосуют, может быть, одним образом, а Чуров поможет посчитать. Поэтому, я думаю, что в совокупности все это даст свой негативный результат.

В.КАРА-МУРЗА: Какое впечатление произвела на вас пресс-конференция президента?

И.ЯКОВЕНКО: Я не думаю, что здесь Путину сейчас нужно как-то готовиться. Он в достаточной степени (правильно сказала госпожа Меркель) оторвался от реальности и чувствует себя, как дома, сейчас, по-моему, уже перед любой аудиторией. То есть он чувствует себя просто командиром мира. И то, как он себя вел: достаточно развязно, достаточно спокойно, и то количество вранья, которое непосредственно сам президент обрушил на журналистов, начиная с циничного заявления о том, что никаких российских войск в Крыму нет, хотя, в общем, все видели, что они есть. Ну и для самих российских военнослужащих это было, конечно, с моей точки зрения, неприятным сюрпризом, когда главнокомандующий говорит, что их нет, а они там есть.

Я очень надеюсь, я уверен почти на 100%, что ничего страшного там не произойдет, никакой крови там не будет, но в принципе при любом обострении ситуации они являются просто вооруженными бандитами, поскольку их главнокомандующий заявляет о том, что их нет. Поэтому я думаю, что это экспромт, все больше и больше экспромтов. Экспромт, который на людей, погруженных в проблему, производит отталкивающее впечатление. Ну, а на людей, которые просто смотрят телевизор перед художественным фильмом, я думаю, что да, это увеличивает рейтинг. Человек уверенно себя чувствует, человек утирает всем нос и, в конечном итоге, все это ложится на общий пропагандистский истерический тренд, что Крым наш, Крым русский, пьяница Хрущев его спьяну отдал, а теперь историческая справедливость восторжествует, и мы его назад заберем. Это на самом деле, в конечном итоге, грубая, подлая, но очень эффективная пропаганда.

То, что все понимают, что там наши войска есть – это, я думаю, что надо вывести за скобки, это понимают абсолютно все. Это понимают крымчане, они их там называют «вежливые вооруженные силы», ВВС. Это понимает международное сообщество, это понимают все на Украине и это понимают все в России. Это значит, то, что главнокомандующий соврал, и то, что вслед за ним это повторил министр обороны. Ну, что можно сказать? В ложное положение Шойгу попал тогда, когда согласился работать министром обороны в правительстве Путина. Я думаю, что дальше уже ему терять нечего, то есть дальше он просто выполняет ту роль, которую должен выполнять главный силовик страны в правительстве президента, оторвавшегося от реальности. Я буду дипломатическую формулу Меркель использовать, чтобы не нарушать законодательство.

Вот эта трансляция сплошной лжи о том, что русских там обижают, что толпы, как губернатор Белгородчины Савченко сказал, что уже тысячи хороших русских людей бросились в приграничные с Украиной области. Ну, и Путин это повторяет, что русских обижают, русских унижают. Это, конечно, полная ерунда. Никого там по национальной принадлежности не обижают и не унижают, это очевидно. Огромное количество русских (мы можем посмотреть интернет), которые на Украине, которые говорят о том, что совершенно в ужасе от того, что их кто-то пытается защищать, потому что ничего им не угрожает.

Что касается губернатора: ну да, это совершенно безобразная сцена, я готов согласиться, когда толпа начинает унижать человека. Но было видно, что там пыток никаких не было. Действительно, толпа издевается над взрослым, немолодым человеком. Это ужасно, это противно, это в любом случае омерзительно. Но издевались не над русским, а над тем чиновником, которого только что назначил Янукович. Это вымещали неприязнь, ненависть, если угодно, злобу, вот эту массовую злобу толпы, не на русском, конечно, а на назначенном Януковичем чиновнике. Я не знаю, он там коррумпированный, хороший, плохой, его только что назначили, поэтому трудно сказать, но в любом случае это была акция толпы, разъяренной, неуправляемой или плохо управляемой толпы по отношению к власти Януковича. А в целом, еще раз говорю: никаких признаков того, что там по национальному, по языковому принципу какие-то ущемления, никаких признаков никто, старательно выискивая различные сюжеты, ни один наш пропагандистский канал не смог предъявить. Более того, там какие-то фейки, какие-то ложные сцены демонстрировались по федеральным телеканалам, когда снимали, значит, очереди на таможне, а потом стало всем известно, что эта таможня не украино-российская, а таможня польско-украинская во Львовской области, то есть абсолютная подтасовка.

Более того, сама идея, абсолютно безобразная и провокационная формулировка, с которой Верховный совет поддержал инициативу Путина, разрешив ему ввод войск на территорию Украины, она абсолютно нацистская, потому что основная идея там, как все хорошо знают, – это защита русских. Да, там есть, как и в России, определенный уровень ксенофобии, определенный уровень антисемитизма. Он есть везде. Он есть в Польше, он есть в Германии, он есть во Франции, и он, конечно же, есть на Украине. Так же, как и в России. Соотношение вот этих вот уровней, скажем, антисемитизма, ну есть социологические исследования, известно, что например, в Польше он выше, чем на Украине, но совсем никто не собирается на этом основании вводить войска в Польшу. Поэтому еврейский конгресс (украинский) совершенно правильно все сделал, а антисемиты – они есть. Вот недавно последние исследования… Я не знаю, я не глубокий знаток творчества господина Яроша, но это главное пугало, которое сейчас приводится в пример: вот какой ужас, какие там людоеды. Но его рейтинг (он объявил о том, что собирается в президенты) менее 1,5%. Там у того же Кличко – 15, у Порошенко, если не ошибаюсь, за 20. Совершенно очевидно, что ксенофобы, антисемиты, националисты там не пользуются существенной поддержкой, не являются ключевыми фигурами. Поэтому это абсолютная провокация, когда всех украинских протестующих называют бандеровцами и фашистами. Это, безусловно, других слов, кроме как геббельсовская пропаганда, придумать невозможно.

В.КАРА-МУРЗА : Игорь Александрович, удалось ли Путину усыпить бдительность Запада шумихой вокруг Олимпиады и другими пропагандистскими ходами?

И.ЯКОВЕНКО: Вы знаете, я не думаю, что Запад надо было очень сильно усыплять, он, в общем, спал до этого, спит сегодня и будет спать какое-то время, пока его не разбудят какие-то события, которые касаются непосредственно Западных стран. Я не буду говорить банальности о том, что Запад очень разный. Есть Германия, которая имеет особые отношения с Россией, особые интересы. Это наиболее такой, я бы сказал, актив путинский. Есть Великобритания, которую, скажем, можно отнести к путинскому пассиву, есть Польша, которую тоже можно отнести к путинскому пассиву, и Соединенные Штаты Америки, которые находятся сейчас не в лучшей боевой форме, то есть они очень плохой собеседник, плохой оппонент Путину. Поэтому если все-таки сформулировать ситуацию именно западного ответа той агрессии и того фактически захвата Крыма, который происходит. Давайте вещи своими именами называть: это аннексия Крыма, это ситуация с австрийским аншлюсом 38 года или там с судетами.

Совершенно очевидно, что западная реакция никаким образом не была усыплена Олимпиадой. Что тут можно сказать? Олимпиада: да, кто-то поехал, кто-то не поехал, посмотрели телевизор, все хорошо. Проблема заключается, в целом, в том состоянии Европы, западного мира (я имею в виду политическом и ментальном) – это вот Realpolitik. Это ощущение того, что надо строить отношения с тем, кто есть. Есть людоед, значит, надо строить отношения с людоедом. Есть ситуация с Путиным, с таким, каким он есть, мы будем строить отношения – другого-то нет.

Я думаю, что Запад волнами развивался. Мы знаем прекрасно, что в те самые времена, когда Германия захватывала одну за другой страны, был Мюнхенский сговор. Потом на Западе к власти пришли другие силы, которые смогли противостоять и тому самому захватчику, и Советскому Союзу в более поздний период. Сейчас у власти опять люди, у которых горизонт предвидения очень короткий. Это большая проблема для мира в целом, это большая проблема для России, прежде всего. Потому что меня, прежде всего, интересует Россия. И вот отсутствие сопротивления во внешнем мире приводит к очень серьезным деформациям и в голове самого Путина, и в его окружении, и в российском обществе. Действительно, утрачиваются связи с реальностью. Это большая проблема.
Если дело окончится только аннексией Крыма, а к этому все идет, то я думаю, что каких-то санкций, скорее всего, не будет. Потому что там всегда… Вы знаете, для западных политиков, вы хорошо представляете себе, многих из них знаете лично и прекрасно понимаете, что для западных политиков вот такие решительные действия, как закрытие счетов крупнейших российских политиков – это большая проблема. Поэтому, я думаю, если дело ограничится только захватом Крыма (а это, я полагаю, вопрос уже в значительной степени предрешенный), то… Как все это происходит? Потому что под дулами автоматов голосование (референдум) с использованием методологий Чурова вряд ли может каким-то образом иметь знак вопроса по результатам. Если будет только захват Крыма, то я не думаю, что будут какие-то ужасные санкции в отношении российских чиновников, потому что всегда можно будет сказать про право народа на самоопределение. Проголосовали, всё, ну ладно. Да, неприятно было, все некрасиво сделано, но я думаю, что, как в дворовом футболе говорят: будет заиграно.
Если ситуация будет развиваться по наихудшему сценарию, я имею в виду, что будет попытка сделать что-то в восточных областях Украины, то у меня есть уверенность, что здесь уже без крови не обойдется. Потому что у меня такое ощущение, судя по риторике новых украинских властей, что в принципе с потерей Крыма они могут не то, чтобы смириться (ясно, что никогда не смирятся), но, по крайне мере, на какие-то решительные действия могут не пойти. Что касается восточных областей (восточных, южных, прилегающих к Крыму областей Украины и прилегающих к российской границе Украины), то я думаю, что здесь будут… Во-первых, здесь совершенно другие настроения. И даже в Донецкой и в Днепропетровской области никогда не будет преимущества людей, которые хотят присоединиться к России. Вот просто этого не будет. Если горячие головы в Крымской области, в российском руководстве захотят, пользуясь успехом в Крыму (с моей точки зрения, все равно первого победа), захотят развить этот успех, то здесь они подавятся. Я думаю, что в этом случае, конечно, будут проблемы, будет силовое столкновение, и Россия получит по полной программе международную изоляцию.

В.КАРА-МУРЗА: Совпавшая с событиями уходящей недели очередная годовщина со дня смерти Сталина стала дополнительным напоминаем о живучести сталинских принципов национальной политики. На заре советской власти будущий генералиссимус, а тогда молодой нарком по делам национальностей, был поклонником теории автономизации, рисковавшей перессорить между собой все народы распавшейся Российской империи. Время сталинских методов решений национальных вопросов безвозвратно ушло в прошлое, надеется журналист Николай Троицкий:
- Сталинские методы решения национальных проблем были по-своему эффективны, хотя, конечно, абсолютно бесчеловечны. Он просто брал отдельные национальности и выселял их куда-нибудь в Сибирь, в Казахстан и так далее. Подобного рода методы не живут, я не замечаю ничего похожего. И, честно говоря, мне кажется, что вообще сталинские методы, может, где-то в менталитете, где-то еще заложены, но ни в каких конкретных действиях они не проявляются.

В.КАРА-МУРЗА: Впоследствии Сталин постепенно превратит единую семью советских республик в новую тюрьму народов, именно он заложит мину замедленного действия в Южном Причерноморье, ликвидировав автономию крымских татар. Излюбленными приемами решения национальных проблем вождем народов станут депортации, репрессии, перекраивание национальной карты, территорий, чьи исконные обитатели подверглись насильственному переселению. Не допускает возрождения сталинских методов национальной политики политолог Алексей Малашенко:

- Сталинские методы – это нечто запредельное. Понимаете, какая вещь: я категорически не приемлю то устройство, которое было создано при Ленине и развито при Сталине. Вот эти национальные республики. Я считаю, что в этом один из корней, может быть, главный корень распада Советского Союза.

В.КАРА-МУРЗА: Генетический страх перед вождем народов впитал в себя политолог Глеб Павловский:
- Я не помню смерти Сталина, хотя родился 5 марта, и мне исполнилось 2 года в 53 году, но, думаю, что скорбь была искренней, об этом писали слишком многие. У большинства людей скорбь была искренней, и в этой скорби был страх будущего. Потому что Сталин освобождал людей от будущего, они считали, что застрахованы от тока времени. А тут время ворвалось в их жизнь. Это всегда бывает в таких случаях.

В.КАРА-МУРЗА: Миф о Сталине считает более опасным, чем сами методы расправы с врагами, публицист Леонид Радзиховский:

- Сталинские методы решения национальных проблем не живучи. Если бы эти методы были живучи, сегодня был бы геноцид. Допустим, тех же крымских татар. Сталинские методы вообще умерли, а вот миф о Сталине: антизападном, брутальном, неподкупном, решительном, жестоком, против них жестоком (против врагов), этот миф жив. Никто никогда не переносит этот миф на себя, а вот в отношении них этот миф жив. Кто такие они, тоже не уточняется. Это они: троцкисты, американцы, либерасты, не важно – они. Вот Сталин жесток против них, и все очень довольны.

В.КАРА-МУРЗА: 61 год назад умер Сталин. Как вы считаете, почему столь живучие сталинские методы решения национальных проблем?
И.ЯКОВЕНКО: Де Голль в свое время сказал замечательную фразу, что Сталин не умер, а растворился в будущем. Эта метафора очень точно определяет то, что произошло. Потому что на самом деле, во-первых, тот патернализм, который использовал Сталин, он не Сталиным создан. Здесь можно углубляться в историю России, в историю русского народа, но мы, наверное, это не будем делать, все-таки не историческая передача. Но, безусловно, вот этот патернализм, эта вот готовность воспринять над собой тирана, эта неосвобожденность от рабства, она, к сожалению, не Сталиными придумана, она Сталиным использована. Это первое.
Второе, безусловно, то, что очень серьезная, я бы сказал, генетическая чистка происходила на протяжении 74 лет. Это уничтожение наиболее творческих, мыслящих, свободных людей, просто постоянное уничтожение под нож. То есть это своего рода такой антиотбор, который происходил и который в значительной степени предопределил сегодняшнее состояние общества. Плюс к этому, безусловно, как в таких случаях говорят, – это некоторая запрограммированность. Потому что когда вот этот антиотбор происходит (антиэлитный отбор), и сама конструкция постоянно восстанавливается, идет формирование элит по негативному принципу, когда и в советские годы для того, чтобы пробиться наверх, необходимо было, ну, «промолчи, попадешь в первачи». В постсоветские годы богатыми и наиболее известными становились далеко не лучшие. Вот это воспроизводство антиэлитного отбора сохранилось и после сталинских времен, и в советские времена, и, к сожалению, после перестройки, после реформ.
Я, откровенно говоря, сейчас довольно скептически отношусь к перспективам России в этом смысле, потому что я не очень понимаю, каким образом вот этот механизм антиэлитного отбора может быть изменен. Потому что путинское время привело к тотальной зачистке политического, медийного, экспертного полей, да и финансового, экономического поля. Я не очень понимаю, где тот рычаг, тот тумблер, который нужно повернуть, кнопка, которую нужно нажать для того, чтобы этот механизм был изменен. Пока этого понимания нет. И у меня такое ощущение, судя по текстам, которые я читаю постоянно в прессе: такого понимания нет ни у кого в стране. На что здесь можно рассчитывать? Сталин действительно растворился в будущем, и он сейчас с нами.
В какой-то степени эта сталинская матрица является в значительной степени образцом и для Путина. Мы видим сейчас, что его эталоном является брутальное, решительное доминирование и в своей стране, и во внешней среде по отношению ко всему миру. И Сталин, безусловно, является для него, если публично он, скорее всего, это никогда не признает, но, по крайне мере, является одним из таких кумиров. Его фраза о том, что распад Советского Союза – это крупнейшая геополитическая катастрофа, учебник, с его подачи принятый, Сталин как эффективный менеджер, священное отношение к войне как к главному событию в истории человечества. Да, это громадное событие, но, тем не менее, вот это сакральное отношение к войне, победа в которой приписывается Сталину, – это все черты той идеологии, которую сегодня все больше и больше вопреки 13 статье Конституции пытаются сделать государственной. Я думаю, что, к сожалению, де Голль отказался прав: Сталин растворился в будущем и сегодня воплощается в настоящем. К моему большому сожалению, именно в нашей стране.

В.КАРА-МУРЗА: Рассмотрение Замоскворецким судом Москвы административного дела в отношении Алексея Навального напомнило о сложной ситуации, в которую власть поставила оппозиционного политика. Навальный и еще почти 400 человек были задержаны 24 февраля возле Замоскворецкого суда, куда они пришли, чтобы поддержать обвиняемых по «Болотному делу». Всех задержанных в основном штрафовали на 10 тысяч рублей, однако для Навального это могло закончиться изменением условного срока по делу о хищениях в компании «Кировлес» на реальный. Власть попытается изолировать лидера оппозиции от избирателей, уверен политолог Глеб Павловский:

- Несомненно, удастся нейтрализовать Навального, поскольку главное воздействие Навального – это, конечно, его харизматическое воздействие. Воздействие его личности. Если удастся держать его под домашним арестом до выборов, то, я думаю, кандидаты его имеют очень мало шансов, потому что без него, без его общения с избирателями других ресурсов у него нет.

В.КАРА-МУРЗА: При этом отнюдь не безграничным считает политический потенциал Навального политолог Алексей Малашенко:

- По-моему, Навальный, знаете, как такая звезда. Вспыхнул и еще не погас, но уже как комета падает вниз. Понимаете, у него были шансы, были шансы его использовать в интересах того же Кремля, но в Кремле, видимо, решили, что это не надо.

В.КАРА-МУРЗА: Это уже второе дело об административном нарушении в отношении Алексея Навального после приговора по «Кировлесу». Ранее оппозиционер был приговорен к 7 суткам административного ареста за участие в несанкционированной акции в поддержку «узников Болотной». Сейчас Навальный находится под домашним арестом, который ему недавно был избран судом вместо подписки о невыезде. Полностью нейтрализовать Навального не удастся, уверен журналист Николай Троицкий:

- Его же невозможно заключить под домашний арест на всю жизнь, поэтому, конечно, не удастся. Мне кажется, что каким-то образом там не сам Навальный, а его сотрудники, его, может быть, члены семьи найдут возможность продолжать деятельность, которая вроде как кого-то беспокоила, по борьбе с коррупцией и вывешиванием компроматов на разных чиновников. И вообще, мне кажется, что эта проблема сильно преувеличена, как и все последние действия властей судебно-карательного порядка. Спокойнее надо быть. Слишком сильная это явно какая-то реакция, непропорциональная применению силы.

В.КАРА-МУРЗА: Как, по-вашему, виновен ли Кремль в крахе рубля и рынка ценных бумаг в минувший «черный понедельник»?

И.ЯКОВЕНКО: Здесь причинно-следственная связь совершенно очевидна, поскольку обвал фондового рынка и рынка ценных бумаг, прежде всего Газпрома и других крупнейших российских активов, совершенно очевидно связан с этим вводом войск и антиконституционным решением Совета Федерации. Вина, конечно, совершенно очевидна. Другой вопрос, что Путина и Совет Федерации совершенно не интересует ситуация с… Или, по крайней мере, так: очень мало интересует ситуация с экономикой России. У них есть свои активы, у них есть свои интересы. Я думаю, что если (еще раз говорю) дело ограничится Крымом, то фондовый рынок восстановится. Ну а то, что Россия что-то потеряла, это руководство страны, как всегда, очень мало волнует. Я думаю, что вина здесь очевидна, она прямая.
Я не очень склонен считать, что окружение Путина очень сильно смогло сыграть на этой динамике и обогатиться за счет этой истории. Мы знаем, что когда был дефолт 98 года, очень многие близкие к правительству люди обогатились, предвидя эту ситуацию. Я не уверен, по крайней мере, у меня нет доказательств, все эти разговоры, что вот это обрушение рынка привело к обогащению каких-то людей, которые знали об этом событии. Таких данных нет, поэтому здесь должна действовать презумпция невиновности наших властей. А что касается самой причинно-следственной связи, она совершенно очевидна.

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.