Стать иным в желаньях

13.01.2014 в Жизнь
Просмотров: 603
ОднаКнопка

Дмитрий Губин (журнал «Огонёк)
«Когда в страну пришла новая жизнь, большинству казалось, что наступлению счастья препятствует только нехватка денег. Потребовался опыт длиною в пятнадцать лет, чтобы понять: иметь деньги — автоматически не значит быть счастливым. Наоборот, большие суммы — это большие вопросы, главный из которых не как выжить, а как жить? Задумавшись, человек оказывается в ситуации, когда обычный вопрос «Сколько стоит?» превращается в другой: ради чего стоит жить?
Все больше знакомых, друзей, коллег получают наследство, укрупняют бизнес, вырастают до топ-менеджеров с приятными годовыми бонусами, удачно вкладываются в недвижимость или акции. Или просто путем последовательных накоплений обретают деньги, позволяющие не только получать заветное (машина, квартира, дача), но и жить на процент с инвестиций. После чего незамедлительно сталкиваются с вопросом: зачем жить? Это и есть кризис реализованных желаний, он же — бешенство с жиру, пусть даже вам ваш жир таковым и не кажется. Но если в вашем гардеробе ни у одной вещи нет шанса быть заношенной до дыр — значит, и вы на этом пути. Вот в качестве ориентира несколько возможных исходов.

КОМПЕНСАЦИЯ ЗА ДЕТСТВО
На моем столе — стопка приглашений в частные школы танца. Презентация — в «Мэрриотт». «Мы можем вам предложить занятия в малых группах, где вы не будете ощущать социальной неловкости». Я, как блондинка, включившая приемник на фразе «Вы слушаете «Русское радио», готов воскликнуть: и как только они догадались?!
Да, я дико хочу научиться танцевать. В этом же мне признавался совладелец знаменитой на всю страну корпорации N. Потому что горный велосипед, горные лыжи и ролики мы с ним уже освоили. А он вдобавок — дайвинг и серфинг (меня это ждет).
Первое, что бросаются делать люди, столкнувшиеся с достаточностью (уж не говорю избыточностью) средств, — это получать недополученное в детстве, а в советском детстве мало кто получал в подарок маунтинбайк или скейтборд. Неудивительно, что, например, депутат и шарикоподшипниковый магнат Олег Савченко, скопив первые миллионы, построил на них скейт-парк «Адреналин» — надо же было самому где-то оттягиваться.
Посмотрите, кто гоняет на досках по целине на Красной Поляне, кто знаток ледниковых трасс Леха и Зельдена? 40-летний мужчина с вполне себе пузиком и задиком. И он, конечно, объясняет потребность в экстриме необходимостью разогнать стресс — но на самом деле, катя с горы, превращается в собственных глазах в себя 16-летнего. Потому что в 16 спал на раскладном диване «Наташа» под верблюжьим одеялком, копил деньги на фотоаппарат «ФЭД» и бывал бит хулиганистой пацанвой.
Гиперкомпенсация за голодное детство — не самый худший вариант использования появившихся денег. В конце концов, рублевские дворцы уродуют пейзаж меньше брежневских «панелек». Ну да, есть некоторая инфантильность вкуса (до райтовского «дома на водопаде» наши нувориш(к)и еще не дотянулись) — но в принципе и это терпимо, пока в памяти не иссяк запас детских верблюжьих одеял.

ДАУНШИФТИНГ
У меня накоплен целый набор историй, повторяющих с вариациями тему, однажды сыгранную на сцене собственной судьбы Владимиром Яковлевым, владельцем и создателем издательского дома «Коммерсантъ». Продав лет 10 назад «Ъ» за миллионы, смешные по нынешним дням, но вполне серьезные по тогдашним, оставив жене в подарок журнал «Домовой», он вдруг сгинул, пропал, исчез. Не то чтобы совсем (ходили глухие слухи, что он то ли медитирует на Тибете, то ли расширяет сознание на Ибице) — но просто спикировал куда-то прочь из того слоя, где варятся большая история, большая политика, большие деньги.
Явление, при котором человек сознательно идет на понижение социального статуса ради душевного комфорта и, простите за банальность, радости бытия, не у нас зародилось, а потому обозначается английским словом downshifting — сдвиг вниз.
Вот сидит на подмосковной даче и читает, по слухам, Бунина Ксения Пономарева — бывшая глава ОРТ. Годы Ксении Юрьевны, по нынешним временам, вполне девичьи, так что работа возле, а то и внутри Кремля ей бы нашлась. Однако ж нет. Вынырнула на поверхность однажды, когда создала «Столичную вечернюю газету», проект лопнул — и снова Бунин.
А вот в лондонском Ноттинг-Хилле в собственном доме читает, по другим слухам, милновского «Вини-Пуха» (почитаемого им за образчик дзэна) Игорь Малашенко — помните, был такой глава НТВ, поклонник гольфа и любимец либеральной интеллигенции? Злые языки утверждают, что особняком-де от Малашенко откупились за выход из российской политики, но суть не в этом, а в том, что он согласился на несомненнейший downshifting. И видел в нем, вероятно, смысл.
Кстати, кто вообще весь этот богатый русский Лондон, русские Найтсбридж, Кенсингтон, Челси? В известной степени — дауншифтеры.
Есть и менее известные люди, сделавшие дауншифтинг после продажи бизнеса. Их рассказы как под копирку: достало все, я ходил(а) под статьей, я ходил(а) под братками, я ходил(а) под гэбэшниками и ментами, я ходил(а) с охраной, и на Старую площадь в том числе. Задолбало, пришло время выйти из игры. Что делают вышедшие? Путешествуют. Растят розы. Обустраивают прикупленную недвижимость. Занимаются сыновьями или внуками. Пишут мемуары (в ЖЖ бы их, в ЖЖ!) и читают мемуары других. И часто смотрят на мир тем взглядом, каким смотрит старый вояка на построение новобранцев на плацу. Но в строй, что характерно, не возвращаются.

ГЭП-ТРЕВЕЛЛИНГ
Гэп-тревеллерами в Европе называют людей, которые прерывают на год привычный ход жизни (gap — пробел, разрыв) и отправляются путешествовать, чтобы разобраться в себе и в мире. Категорий гэп-тревеллеров в мире три: первокурсники университетов, сразу же берущие академотпуск (это популярно в Британии среди вчерашних школьников, измученных сдачей A-level, единого госэкзамена). Научные работники, контракт которых включает накапливающиеся допотпуска, за 7 или 8 лет капитализирующиеся в дополнительный год, который можно не проводить в лаборатории. А третья — топ-менеджеры, в минуту смертельной усталости осознающие необходимость длительного отхода от бизнеса и от текучки.
Признаться, я считал гэп-тревеллинг полнейшей для России экзотикой (студенты? кандидаты наук? Ха!), причем и для бизнесменов тоже. Пока однажды мне в эфир не позвонил симпатичный дядечка, бывший военный, а ныне владелец строительной фирмы числом в 200 работников. И сказал, что продает долю в бизнесе и едет на год сначала в Италию, а потом во Францию. Учить язык и учиться в школе сомелье.
— Я что-то вас плохо после начальника 200 душ в роли рантье-сомелье представляю, — признаться, хмыкнул я тогда в микрофон.
— А я полностью из бизнеса и не выхожу, — парировал он. — Просто мне нужна большая передышка. Может быть, через год признаюсь, что моя идея была пенсионерской и вернусь к строительству. А может, стану по вечерам работать сомелье в собственном ресторане.
Гэп-тревеллинг, таким образом, — это такой дауншифтинг со страховкой от полного ухода из большого исторического времени. Но с гарантией новых впечатлений. И что-то подсказывает мне, что сомелье-строителей у нас будет все больше и больше.

МИССИАНСТВО
И все же: есть, представьте себе, люди, которым большие деньги помогли осознать одну важную вещь. А именно: их миссию в мире. То есть для осознания своей миссии никакого богатства не нужно, но зачастую без денег эту миссию трудно выполнить.
Людей, осознающих, что от них зависит изменение мира, среди богатых не так уж и мало. Миссионером был Ходорковский. Даже если верно то, что он подкупал депутатов, пытался прийти к власти и за это его посадили, он вряд ли пытался прийти к власти ради умножения миллиардов. Скорее всего, думал об изменении природы власти в России.
Жак Y. знаменитый международный управленец, таких глобальных задач не ставит, зато, по причине безудержного меломанства, спонсирует один из квартетов, а также входит в многочисленные общества друзей российских музеев, членскими взносами укрепляя их финансовую базу.
Дмитрий Зимин, основатель «Вымпелкома» и самый знаменитый российский пенсионер-мультимиллионер, основал и контролирует фонд для одаренных детей, которым ничем не может помочь государство. Полагаю, благотворительностью он занялся не ради откупа от общественного мнения (или от налоговых инспекторов).
Похоже, саркастической критике государственной образовательной системы он предпочел непосредственное влияние на систему.
Я не говорю, что так должен поступать каждый, но это дико симпатично мне. Хочешь изменить мир? Для начала вымой посуду на собственной кухне. А для этого заработай на квартиру, где эта кухня и будет находиться.

RESUME
Когда я писал этот текст, пискнувший телефон принес sms из Бомбея от моего теперь уже взрослого ребенка, устроившего себе гэп-тревеллинг, пусть пока его доходы и не сопоставимы с размером наследства, которое он однажды получит. «Совершенно дикий город. Утром час ехали через чудовищные трущобы, никаких правил, бешеные толпы людей и резкие запахи:(Сейчас лежим в снятой на несколько часов чиповой комнате и приходим в себя. Обнимаю». И понял, что не про все варианты в жизни после денег упомянул.
Потому что есть еще эскапизм — полное бегство от цивилизации, когда абсолютно успешные люди зависают навсегда в Индии, смешиваясь с толпой, или просто курят бамбук на пляже в Гоа.
А есть полная смена профессии, когда управляющие хедж-фондов становятся инструкторами по дайвингу или сноубордингу и опять же видят в этом смысл.
Ведь деньги — это энергия, которую ты накопил. Ею можно разрушать города (как разрушается сейчас старая, двухэтажная Москва где-нибудь в районе Белорусской), а можно создавать планеты.
Единственное, что глупо делать, добравшись до больших денег — это преумножать их ради преумножения. Хотя… это тоже, пожалуй, вариант и совершенно другая тема.

Дмитрий ЛЕКУХ,
председатель совета директоров группы компаний «Релиз», автор книги «Мы к вам приедем…» (о футбольных фанатах).
«Успех у меня и так есть, деньги здесь на двадцатом месте… В любом случае бизнесом я зарабатываю больше. Возможно, это было мое возвращение к себе — я ведь выпускник Литинститута, а бизнесом занялся в начале 90-х, деньги были нужны. Я хотел объяснить природу и естественность фанатизма. Футбольное хулиганство — это плата за свободу, за свободное мироощущение. Один из последних островков белой агрессивной субкультуры, и он не может быть другим. Недаром футбольное хулиганство возникло в одной из самых либеральных стран — в Британии. Эта субкультура изначально протестная, это протест физиологии, так сказать: что делать в целлулоидном и политкорректном мире прирожденному воину, человеку физически сильному? Футбольный фанатизм дает выход этой агрессии. Ответов на вопросы я не даю, поскольку не знаю ответов, так что все побочные эффекты литераторства мне не грозят».

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.