Царская Россия, СССР и РФ: проблемы сельского хозяйства

15.02.2013 в Все статьи, Экономика
Просмотров: 4 877
ОднаКнопка

Настоящую статью меня вынудила написать группа Интернет-оппонентов. Если бы не они, лень бы меня победила. Спасибо им большое за это.

Я постараюсь насколько можно короче рассказать о проблемах сельского хозяйства и не только, а также коснуться причин распада СССР, что вынудит затронуть и другие отрасли народного хозяйства.

Как известно, Царская Россия была аграрной страной, крепостничество и иные институты серьезно тормозили индустриальное развитие, что отражалось на развитии армии и приводило к военным поражением (например, Крымская война). Это вынуждало  руководство заниматься реформами и  избрать политику догоняющей индустриализации путем дополнительного налогообложения сельского хозяйства. Но объем изъятий был разумным, иначе роста производства сельхозпродукции просто не было. Этот факт доказывают следующие цифры:

 

 Затем случилась Первая мировая война и революция. В 20-е годы уже перед советским руководством встала та же проблема догоняющей индустриализации. Из трех вариантов был выбран самый жесткий Е. Преображенского и В. Куйбышева, что привело к таким институциональным перекосам, последствия которых мы видим до сих пор[1]. В результате родилась поговорка тех лет: «Лучше стоять за высокие темпы роста, чем сидеть за низкие».

С начала 1930-х годов идет процесс эрозии трудовой этики, формировавшейся в России в 1860—1920-х годах. Ее носителями были крепкие крестьяне, осознавшие, что они работают на себя, свою семью, что такой труд не то же самое, что работа на барина, что даже при сохранении общины можно стать зажиточными и  понимающие, что для этого надо много работать, учить детей, осваивать новые технологии. Уничтожение этого слоя было беспрецедентным в истории ударом по слабой, зародившейся в России лишь после отмены крепостного права, этике крестьянского труда. Долгосрочные последствия принятого в 1928-1929 гг. решения хорошо понятны тем, кто и сегодня занимается социально-экономическими проблемами российской деревни.

Социальное положение крестьян в этот период – подчеркнуто ущербное, несопоставимое с тем, в котором находились рабочие. Колхозники в СССР, составлявшие в 1930-1950-х годах большую часть населения, были классом откровенно дискриминируемым. Их годовые денежные доходы близки к месячной зарплате рабочего. С конца 1940-х годов индивидуальные хозяйства были обложены высокими денежными и натуральными налогами с тем, чтобы заставить крестьян больше внимания уделять работе в колхозах. Крестьяне начали избавляться от коров, вырубать фруктовые деревья. В 1950 г. 40% крестьянских семей не держали молочного скота[2]

В конце 1940-х годов бегство крестьян из деревни усиливается. Закон1932 г., запрещавший крестьянам покидать деревню без специального разрешения, действовал, но способы обойти его были известны. Промышленность, строительство нуждались в рабочей силе. Мобилизовать ее можно было лишь в деревне.

В странах – лидерах современного экономического роста положение крестьянина и промышленного рабочего различалось стилем жизни, характером работы, но не уровнем средних доходов, в СССР же этот разрыв был огромным. Отсюда иной по отношению к странам-лидерам характер миграции в город, различие в составе участников этого процесса.

В этих странах традиционная трудовая этика в деревне не была подорвана. Промышленность росла, но и сельское хозяйство динамично развивалось.

 

Сальдо торговли продовольствием в США, Канаде, Австралии и Франции,

в среднем за год, в 1961-1990 гг.

 

 

Страна

млн долл. в номинал, выражении

млн долл.2000 г.

1961-

1970

1971-

1980

1981-

1990

1961-

1970

1971-

1980

1981-

1990

США

1395

11768

15504

6042

27858

22604

Канада

511

1159

2563

2200

2900

3746

Австралия

1830

4710

7882

7800

11596

11185

Франция

-730

923

5625

-3227

2232

7777

Источник: FAOSTAT data. 2005.

 

К 1953 г., времени смерти Сталина, слабость советского сельского хозяйства стала очевидной. Вот как характеризует положение, сложившееся к этому времени, Н. Хрущев: «Приведу некоторые цифры. В 1940 г. было заготовлено зерна 2225 миллионов пудов, а в 1953 году – лишь 1850 миллионов пудов, то есть меньше на 375 миллионов пудов. В то же время в связи с общим ростом народного хозяйства, значительным увеличением городского населения и ростом реальной заработной платы из года в год увеличивается расход хлебопродуктов[3].

В связи с этим руководство стало перед выбором, либо вкладываться в Нечерноземье, но  либерализовать жизнь крестьян, что могло еще спасти деревню, так как колхозная жизнь была на протяжении только одного поколения и многие еще помнили каким должен быть настоящий труд, либо осваивать целину. Однако в СССР начала 1950-х годов обсуждение деколлективизации было за гранью политических реальностей. А без принятия такого решения можно было ожидать, что, нарастив вложения в Нечерноземье, государство получит неудовлетворительные результаты. Впоследствии это подтвердилось на практике в 1970 – начале 1980-х годов. Потратив в Нечерноземье огромные средства, СССР получил более чем ограниченную отдачу.

Выбрана была целина, хотя специалисты предупреждали о возможных негативных последствиях этого шага, так как большая часть земель лежала в зоне рискованного земледелия, поэтому повышался риск нестабильности урожаев.

Освоение целины дало повышение урожая на первых порах, но уже 1958 году урожаи перестали расти, а в 1963 году резко упали.

Душевой урожай зерна в 1963 г. был ниже, чем в России 1913 г.: соответственно 483 и 540 кг[4]

Несмотря на все усилия, государственные запасы зерна в 1953-1960 гг. постоянно сокращаются, используемые ресурсы превышают государственные закупки. Для советского руководства  это был тревожный симптом.

Казалось бы, естественный ответ на нарастание трудностей в обеспечении населения продовольствием – использование созданного промышленного потенциала для наращивания вложений в аграрный сектор экономики. Именно это направление и становится доминирующим с конца 1950-х – начала 1960-х годов[5]. Доля капитальных вложений, направляемых на развитие сельского хозяйства с начала 1950 – вплоть до начала 1980-х годов, устойчиво растет.

 Власть, наращивая поток выделенных селу ресурсов, пыталась компенсировать долгосрочные последствия ущерба, нанесенного сельскому хозяйству аграрной политикой конца 1920 -начала 1950-х годов. Однако эффективно использовать направляемые на развитие села средства оказалось невозможно. Результаты решений, принятых на рубеже 1920-1930 гг., создали проблемы, которые будут ключевыми для СССР на десятилетия вперед.

Несмотря на все усилия и рост капвложений результаты были близки к нулю.

Г.Шахназаров вспоминает слова Ю. Андропова: «А ты знаешь, в Политбюро крепнет убеждение, что всю нашу хозяйственную сферу нужно хорошенько встряхнуть. Особенно скверно с сельским хозяйством: нельзя же мириться дальше с тем, что страну не можем прокормить, из года в год приходится закупать все больше и больше зерна. Если так дальше пойдет, скоро вообще сядем на голодный паек»[6].

С одной стороны росли потребности в зерне со стороны животноводства, с другой стороны росло население городов, поэтому госзапасы не увеличивались, и это была ключевая проблема второй половины  60-х годов.

 

 

Социалистическая система не предполагает использования рыночных механизмов регулирования диспропорций спроса и предложения на продовольствие. Неэффективность советского сельского хозяйства задана социалистической моделью индустриализации. Ей же предопределен растущий вместе с урбанизацией спрос города на продовольствие. Если бы СССР к началу 1960-х годов был изолированной от мира экономикой, советскому руководству оставалось бы наблюдать за тем, как обостряется дефицит продуктов питания, нарастает разрыв между возможностями государства обеспечить спрос населения и тем, что ждет общество от власти, как растет количество часов, проводимых среднестатистическими гражданами в очередях, количество городов, в которых введена карточная система распределения потребительских товаров, как расширяется круг товаров, по которым предусмотренные государством нормы рациона не обеспечены, – наблюдать за всем этим и ждать, когда социально-политическая ситуация станет неуправляемой[7]

Специалисты, изучавшие состояние потребительского рынка СССР, спорили о том, когда в СССР превышение совокупного денежного спроса над предложением товаров стало очевидным[8]. Госкомстат РФ, оценивавший объем неудовлетворенного спроса, исходил из гипотезы, что эта проблема появляется с1965 г., до этого объемы спроса и предложения на потребительские товары были в целом сбалансированы.

Надо отметить, что в эти годы начинаются волнение в вассальных государствах восточной Европы. Традиционным ответом советских властей на беспорядки было не только применение силы, но и увеличение объемов экономической помощи[9]. В 1950-х годах Советский Союз поддерживает восточноевропейские социалистические страны поставками зерна. Под влиянием нарастающего кризиса советского сельского хозяйства они сокращаются, но продолжаются до начала 1960-х годов.

Экспорт советского зерна в социалистические страны

Восточной Европы, 1955-1963 гг.

 

Год

Экспорт, тыс. т

1955

1624

1956

995

1957

4677

1958

2926

1959

4439

1960

4162

1961

2743

1962

2793

1963

2602

Источник:USSRAgricultural Trade. US Department of Agriculture. 1991.

Эти поставки политически мотивированы. Они – часть платы за стабильность восточно-европейской империи. Характерно, что после польских событий 1956 года поставки зерна в эту страну, несмотря на сокращение общего экспорта в Восточную Европу, сохраняются на прежнем уровне. Лишь в1963 г. руководство СССР, столкнувшись с тяжелым кризисом продовольственного снабжения, принимает решение о прекращении поддержки восточно-европейских стран советским зерновым экспортом.

В 1963 г. низкий урожай, сокращение государственных резервов зерна заставляют советское руководство принять решение о массовых закупках за границей. На эти цели было выделено 372,2 т золота – более трети золотого запаса СССР[10]. Тогда руководители СССР воспринимали случившееся как унижение, но и как случайность, обусловленную капризом природы. На заседании Президиума ЦК КПСС 10 ноября 1963 г. Н. Хрущев говорит: «Мы должны за 7 лет иметь годовой запас зерна. Больше такого позора, который был, терпеть советская власть не может»[11].

В последующие годы становится ясно, что закупки зерна за Границей – закономерный результат непреодолимого в рамках избранной модели управления экономикой кризиса сельского хозяйства. В 1965 г. советское руководство вынуждено направить еще 335,3 т золота на финансирование закупок продовольствия[12]. К началу1970 г. экспортно-импортные операции сельскохозяйственными продуктами в СССР были еще более или менее сбалансированными. К началу 1980-х годов превышение импорта над экспортом этих товаров составляло более 15 млрд. долл.

  Россия, которая в начале века была крупнейшим в мире экспортером зерна, становится его крупнейшим импортером.

Экспорт зерна Россией в начале XX в. и импорт зерна СССР в конце XX в.[13]

 

Период Доля, % Занимаемое место в мире
1907 1913 в мировом экспорте зерна
45,0 1
1980-1990 в мировом импорте зерна
16,4 1

 

Закупки зерна Советским Союзом, составлявшие в1970 г. 2,2 млн. т., к1982 г, возрастают до 29,4 млн. т. и достигают максимума (46 млн. т.) к1984 г.

К середине 1980-х годов каждая третья тонна хлебопродуктов производилась из импортного зерна. На зерновом импорте базировалось производство животноводческой продукции. СССР был вынужден заключать долгосрочные соглашения о поставках зерна, взять обязательства ежегодно закупать не менее 9 млн. т. в США, 5 млн. т. – в Канаде, 4 млн. т. – в Аргентине, 1,5 млн. т. – в Китае[14].

 

В 1930 – начале 1950-х годов ресурсы, изъятые из деревни, позволили сформировать в СССР индустриальную базу. Крупные средства были вложены, в частности, в создание предприятий отраслей обрабатывающей промышленности. Продукция таких отраслей составляет основу мировой торговли. Когда в начале 1960-х годов страна столкнулась с острой потребностью в финансировании импорта продуктов питания, руководители государства могли бы надеяться, что его удастся обеспечить за счет экспорта продукции обрабатывающей промышленности. Но эта возможность всерьез даже не рассматривалась. Руководство прекрасно знало, что продукция гражданского машиностроения в подавляющей части неконкурентна на мировом рынке. Можно поставлять военную технику вассальным режимам, но ждать ее оплаты в конвертируемой валюте нет смысла.

Переход СССР в 1960-х годах в положение крупнейшего нетто-импортера продовольствия создал для советского руководства трудноразрешимые проблемы. Они усугублялись тем, что Советский Союз никогда не создавал крупных резервов валюты, поддерживая их на уровне, достаточном для обслуживания текущего торгового оборота.

Руководство страны понимало угрозу, которую создает зависимость продовольственного снабжения от стран, рассматривавшихся в качестве потенциального противника[15]. Но и аграрный кризис, и неконкурентоспособность отечественного машиностроения были данностью. Советское руководство мало что могло сделать, чтобы решить накопившиеся в течение десятилетий проблемы.

 

Нефтедобыча, цены на нефть, дестабилизация финансов

 Временное спасение пришло от наращивания добычи нефти.

 Советский союз быстро наращивает экспорт нефти в развитые капиталистические страны.

 Потребности в валюте подталкивают к использованию методов освоения и эксплуатации месторождений, позволяющих добиться быстрых результатов, но создающих риски падения добычи в последующие годы. В. Шашин – в это время министр нефтяной промышленности – по свидетельствам его коллег, неоднократно говорил представителям Госплана, партийных органов, что они завышают возможности увеличения добычи нефти, не думают о последствиях такой политики[16].

Однако нарастающие трудности с продовольственным снабжением подталкивали советское руководство к выбору стратегии форсированного использования месторождений. Председатель Совета Министров А. Косыгин неоднократно обращался к начальнику Главтюменьнефтегаза В. Муравленко с просьбой примерно такого содержания: «С хлебушком плохо – дай 3 млн. тонн сверх плана»[17].

За период 1974-1984 гг. затраты на 1 т прироста добычи нефти увеличились на 70%. Расходы на добычу топлива с начала 1970 до начала 1980-х годов возросли вдвое[18].

Поток валютных ресурсов от продажи нефти позволил остановить нарастание кризиса продовольственного снабжения городов[19], увеличить закупки оборудования, потребительских товаров, обеспечил финансовую базу наращивания гонки вооружений, достижения ядерного паритета с США и позволил начать осуществление таких внешнеполитических авантюр, как война в Афганистане[20].

Характерной чертой политики СССР в период быстрого роста нефтедобычи, нефтяного экспорта и высоких цен на нефть с середины 1970 – начала 1980-х годов было то, что советское руководство по-прежнему не создает резервы конвертируемой валюты, не размещает поступающие средства в ликвидные финансовые инструменты, которые можно использовать при неблагоприятном развитии событий на нефтяном рынке. Запасы конвертируемой валюты СССР – средства, обеспечивающие текущий торговый оборот. Более того, Советский Союз на фоне беспрецедентного роста нефтяных доходов наращивает заимствования[21]. Единственное рациональное объяснение этой политики – убежденность в том, что вышедшие в конце 1970-х годов на аномально высокий по историческим меркам уровень, цены на нефть в дальнейшем на нем удержатся. О том, что делать, если они упадут, советское руководство в эти годы явно не задумывается[22].

К1980 г. нефть и газ составляли 67% экспорта СССР в страны ОЭСР (капиталистические страны). В это же время цены на нефть, оставаясь высокими, перестают расти. На этом фоне в стране усиливается дефицит потребительских товаров, растет денежная эмиссия, повышаются цены колхозного рынка.

В 1981-1984 гг. в распоряжении правительства СССР имеется один инструмент управления нарастающими трудностями во внешней торговле – увеличение поставок нефти. Они повышаются с 93,1 млн. т. в 1975 г. до 119 млн. т. в 1980 и 130 млн. т. в 1983 г[23]. Между тем, темпы роста добычи нефти в конце 1970-х годов снизились.

То, что ситуация на рынке нефти определяется не только экономическими, но и политическими факторами, руководство Советского Союза, казалось бы, должно было знать.

Вторжение СССР в Афганистан, воспринятое государствами Персидского залива и, в первую очередь, Саудовской Аравией, как потенциальная угроза, стало одним из факторов радикального изменения их отношения к США. Потенциальная военная поддержка сверхдержавы оказалась востребованной. Америке были нужны более низкие цены на нефть. Тема взаимосвязи этих сюжетов впервые на высоком уровне обсуждалась в апреле 1981 г. в ходе визита руководителя ЦРУ У. Кейси в Саудовскую Аравию[24].

В ноябре1982 г. президент Р. Рейган подписал директиву о национальной безопасности (NSDT-66), в которой была поставлена задача нанести ущерб советской экономике. Разумеется, ставилась задача ослабить СССР в экономико-политическом отношении. О том, чтобы развалить его, используя экономическую уязвимость СССР, никто в американском руководстве в эти годы и не мечтал.

Если эта версия развития событий точна, она многое говорит об интеллектуальном уровне советского руководства начала 1980-х годов. Чтобы поставить экономику и политику мировой сверхдержавы в зависимость от решений твоих потенциальных противников (США) и основного конкурента на нефтяном рынке (Саудовская Аравия, в которой к тому же ваххабизм – ветвь ислама, рассматривающая священную войну против неверных неотъемлемым требованием к правоверному мусульманину – является официальной религией) и ждать, когда они договорятся, надо долго рекрутировать в состав руководства страны особо некомпетентных людей[25].

В 1985 г. увеличение затрат на ввод в действие новых скважин и поддержание добычи на действующих, недостаток ресурсов приводят к падению нефтедобычи в СССР на 12 млн. т. В это же время медленное снижение реальной стоимости нефти, начавшееся в 1981-1984 г., после решения Саудовской Аравии увеличить добычу более чем в трое, сменяется беспрецедентным в истории отрасли обвалом цен. В 1985-1986 гг. цены на ресурсы, от которых зависел бюджет Советского Союза, его внешнеторговый баланс, стабильность потребительского рынка, возможность закупать десятки миллионов тонн зерна в год, способность обслуживать внешний долг, финансировать армию и ВПК, упали в несколько раз.

Это не было причиной краха социалистической системы. Он был предопределен базовыми характеристиками советской экономико-политической системы: сформированные в конце 1920 – начале 1930-х годов институты были слишком ригидными, не позволяли стране адаптироваться к вызовам мирового развития конца XX в. Наследие социалистической индустриализации, аномальная оборонная нагрузка, тяжелый кризис сельского хозяйства, не конкурентоспособность обрабатывающих отраслей делали крушение режима неизбежным.

И тем не менее в 1982 г., суммируя результаты отчетов ЦРУ о состоянии советской экономики, сенатор У. Проксмайр говорит: «Можно выделить три ключевых вывода этих исследований: во-первых, советский экономический рост постепенно замедляется, тем не менее, в обозримом будущем рост экономики продолжится; во-вторых, экономические результаты неудовлетворительны и эффективность экономики невысока, но это не значит, что советская экономика утрачивает жизнеспособность и динамизм; в-третьих, хотя существует разрыв между результатами развития советской экономики и планами, даже в качестве отдаленной возможности крах советской экономики не рассматривается»[26].

На западе издавались  работы, в которых говорилось о факторах риска, способных подорвать стабильность сложившегося советского режима. Но такие публикации были скорее исключением и их влияние на формирование образа будущего СССР было ограничено. В1985 г. представить, что через шесть лет Советского Союза, правящей коммунистической партии, советской экономической системы не останется, было трудно.

Неожиданность краха существовавшей на протяжении многих десятилетий политико-экономической конструкции, вызывает недоумение, бросает тень на репутацию специалистов по советской экономике и политике. То, что Центральное разведывательное управление США не увидело признаков приближающихся кризиса и краха СССР, критики этой организации считали важнейшим провалом в ее работе. Отсюда защитная реакция многих советологов – если мы ошиблись, значит, не могли этого не сделать, предсказать экономический кризис в СССР было невозможно. Широкое распространение среди этой группы специалистов получило представление о субъективном характере причин произошедшего, его обусловленности ошибками, сделанными советским руководством после1985 г.

Эта точка зрения близка тем, кто считает случившееся результатом международной интриги. В России она представлена в публикациях авторов, верящих в существование мирового заговора против России. Если встать на эту позицию, произошедшее в конце 1980 – начале 1990-х годов в нашей стране объяснить нетрудно. Надо учесть и существование в России давней традиции списывать собственные проблемы на иностранные происки.

Широко распространенное в России представление о демоническом всесилии ЦРУ – зеркальное отражение доминирующего в Вашингтоне убеждения в том, что ЦРУ продемонстрировало в конце 1980 – начале 1990-х годов полную некомпетентность во всем, что было связано с развитием событий в СССР, затем в России[27].

Сделав экскурс в общеэкономический фон, приведший к краху СССР, вернемся к сельскому хозяйству и  рынку продовольствия.

 

Дефицит продуктов и товаров народного потребления

 Как уже говорилось выше, для стимулирования производства в аграрном секторе государство постоянно увеличивало объемы субсидий производителям в виде дифференцированных надбавок к ценам, льготных тарифов на сельскохозяйственную технику, пониженных кредитных ставок и периодических списаний долгов, прямых бюджетных трансфертов (инвестиций) и т.д. Общий объем субсидий в доходах производителей сельскохозяйственной продукции нарастал.

При этом СССР в последние десятилетия своего существования резко отстал от показателей продуктивности сельского хозяйства, характерных для развитых стран мира, то есть от мирового технологического прогресса в аграрном производстве

 Сегодня разрыв в производительности труда по некоторым направлениям еще больше.

Несмотря на все затраты, направленные на развитие сельского хозяйства, прирост производства не покрывал растущий спрос населения. Об этом свидетельствовали нарастающие проблемы с обеспечением населения мясомолочной продукцией, рационирование потребления, очереди, другие признаки острого дефицита продуктов питания. Государство, в силу взятых на себя обязательств по поддержанию стабильно низких цен на продукты питания, во все возрастающих масштабах продолжало дотировать отечественного потребителя. В1989 г. дотации на продовольственное потребление в государственном бюджете составляли около 1/3 его расходной части, доля дотаций в розничной цене на основные продукты питания доходила до 80%.

 

Доля государственных дотаций в розничной цене на основные продукты питания, СССР, 1989 год, %

Продукт

Доля дотаций в розничной цене

Хлеб

20

Говядина

74

Свинина

60

Баранина

79

Птица

36

Молоко

61

Масло

72

Сыр

48

Сахар

14

Источник: Стратегия реформ в продовольственном и аграрном секторах экономики бывшего СССР. Вашингтон: Всемирный банк, 1993. С. 253.

 

Противоречие между экономической неизбежностью и политической невозможностью осуществления стабилизационной программы – суть происходившего в СССР в конце 1980-х годов. Развитие событий в рамках жесткого сценария адаптации к внешнему шоку, связанному с падением нефтяных цен, иллюстрируют данные по одной из отраслей – птицеводству. Эта отрасль производства в СССР с начала 1970-х годов практически полностью зависела от массовых закупок кормового зерна по импорту. За ростом поголовья в период высоких цен на нефть, – последовало его резкое сокращение в то время, когда цены упали. Этот процесс должен был начаться уже в1986 г. Его отсрочка до1990 г. была обеспечена ценой быстрого роста внешнего долга. После исчерпания валютных резервов и возможностей внешних заимствований, поголовье птицы сократилось до уровня, который предшествовал началу массового зернового импорта.

 

К началу 1987 г. руководство правительства начинает в общих чертах понимать масштабы финансовых диспропорций. Из выступления Председателя Правительства Н. Рыжкова на пленуме ЦК КПСС 27-28 января 1987 г.: «Взять хотя бы финансы. Здесь создалось наиболее критическое положение. Страна подошла к двенадцатой пятилетке с тяжелым финансовым наследием. Мы давно уже не сводим концы с концами, живем в долг. Нарастающая несбалансированность стала приобретать хронический характер и привела на грань фактического разлада финансово-кредитной системы. Все это не получало принципиальной оценки. Финансы были прерогативой определенного узкого круга лиц и ведомств. Более того, истинное положение дел в этой сфере прикрывалось внешним благополучием и не было предметом глубокого всестороннего анализа и рассмотрения. [...] Крайне тяжелое положение сложилось в денежном обращении, о чем говорил сегодня Михаил Сергеевич. В 70 – начале 80-х годов произошло его расстройство. Мы пришли к тому, что у нас начались инфляционные процессы. [...] Не лучше обстоят дела с валютным положением страны. [...] Внешняя торговля стала уязвимой к различным санкциям»[28].

 

Сложившаяся ситуация – выбор между повышением розничных цен или сокращением капиталовложений и военных расходов – ставила советское руководство перед непростой дилеммой – решаться на конфликт с населением или с партийно-хозяйственной элитой. Отказ от принятия решения по этому ключевому вопросу повышал риски того, что, по мере развития кризиса, придется вступить в конфликт и с обществом, и с элитой.

Новое поколение руководителей этого явно не понимало. Здесь нет ничего удивительного. Традиционное управление советской экономикой было ориентировано на натуральные параметры. Вопросы развития животноводства обсуждались на высшем уровне гораздо чаще, чем бюджет страны. Финансы рассматривались руководством отраслей, предприятий как элемент неизбежной, но скучной бухгалтерии[29]. К тому же информация о реальном состоянии бюджета, валютных резервов, внешнем долге, платежном балансе была доступна крайне узкому кругу людей, многие из которых к тому же в ней ничего не понимали. Для широкого круга населения  слово «бюджет» на телевидении появилось только в 1994 году.

М. Горбачев в своих воспоминаниях пишет: «Андропов попросил нас с Рыжковым еще раз все взвесить и свои выводы доложить ему. Пытаясь понять существо дела, мы попросили дать нам возможность разобраться с состоянием бюджета. Но Андропов лишь рассмеялся; – Ишь, чего захотели. В бюджет я вас не пущу»[30]. При этом, как пишет один из ближайших соратников Ю. Андропова, В. Крючков, сам Андропов признавал, что в экономике он профан[31].

Линия на деинтеллектуализацию руководства последовательно проводилась коммунистическими властями. Кадровую политику партии хорошо иллюстрирует одна из записей в протоколах Президиума ЦК КПСС: «О товарище Засядько». «О Засядько: говорят, перестал пить. Тогда его министром на Украину». Доля выходцев из столиц и крупных университетских центров в руководящих органах партии последовательно сокращалась, доля выходцев из деревни, с низким уровнем базового образования, вплоть до начала перестройки росла. Новое поколение руководителей, пришедших к власти в1985 г. было образовано лучше своих предшественников. Но качественной экономической подготовки ни они сами, ни их ближайшие соратники, отвечающие за экономику, не получили. Они не понимали, как устроен мировой рынок, как взаимосвязаны внешнеторговый баланс, бюджет и снабжение населения, не могли оценить стратегические угрозы, с которыми столкнулась страна. Им казалось, что главные проблемы – замедление темпов экономического роста, низкая эффективность, отставание от Запада – порождены некомпетентностью предшествующего руководства.

Кроме того, что к концу 80-х годов финансы были крайне разбалансированы, у населения скопились огромные накопление денежных средств, не обеспеченных товарной массой. Или, другими словами, нарастал дефицит товаров. Данные опросов Всесоюзного научно-исследовательского института конъюнктуры и спроса показывают, что к концу 1989 г. из 989 видов товаров народного потребления в относительно свободной продаже без существенных перебоев находились лишь 11% товаров, из магазинов исчезли телевизоры, холодильники, стиральные машины, моющие средства, большинство товаров бытовой химии, многие виды мебели, электроутюги, лезвия для бритья, парфюмерно-косметические изделия, что в число дефицитных товаров попали изделия, еще в 1987 г. продававшиеся без перебоев, такие как моющие средства, ученические тетради, карандаши, клеенка[32].

Оседание денежных средств у населения возрастает с каждым годом: в1988 г. оно составило 41,8 млрд. руб. или 8,5% от суммы денежных доходов, в1987 г. – 31,8 млрд. руб. или 7%, в1986 г. – 27,7 млрд. руб. или 6,4%, в 1981-1985 гг. у населения оставалось в среднем в год 17,3 млрд. руб. или 4,4% от суммы денежных доходов. Высокий прирост остатка денежных средств населения является показателем нарастания неудовлетворенного спроса из-за недостатка товаров и услуг, который на начало 1990 года оценивается Госбанком СССР в сумме около 110 млрд. руб. против 60 млрд. руб. на начало 1986 года.

Нарастающая волна финансового кризиса, при фиксированных ценах, в это время еще не приводит к высокой открытой инфляции. Она естественным образом проявляется в нарастающем расстройстве потребительского рынка, остром дефиците потребительских товаров. При этом логику происходящего общество не понимает.

В 1989-1990-х годах на нарастающий кризис торгового баланса СССР накладывается еще один параметр – низкие урожаи зерновых в мире, превышение мирового спроса над предложением, формирование рынка продавца. Особенно сильно выросли цены на пшеницу.

Ситуацию со снабжением зерном хорошо иллюстрируют письма в правительство: «В связи со складывающейся острой обстановкой с зерном фуражных культур представляем предварительный расчет зерна этих культур из урожая 1989 года. Из указанного расчета видно, что из урожая текущего года не хватает 30,7 млн. тонн зерна фуражных культур. [...] Учитывая изложенное, возникает необходимость ускорить решение вопроса о закупке фуражного зерна за границей»[33].

 Валютный кризис

 Весной 1989 г. Председатель правления Внешэкономбанка СССР Ю. Московский информирует Председателя Совета Министров СССР Н. Рыжкова, что возрастающая задолженность Советского Союза все чаще становится объектом пристального внимания западной печати, а действия Внешэкономбанка подвергаются тщательному анализу деловых и банковских кругов. В результате отношение к предоставлению новых кредитов СССР становится все более настороженным[34].

Из материалов заседания Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики от 28 марта 1989 г.: «Каменцев В.М.; Отрицательное сальдо платежного баланса в свободно конвертируемой валюте за три года текущей пятилетки увеличилось более чем в два раза. [...] Медленно идет обновление и расширение номенклатуры машин и оборудования, поставляемых на внешний рынок. [...] За 1986-1988 гг. было предъявлено более миллиона претензий за низкое качество советских товаров, на экспорт недопоставлено продукции на 16 млрд. рублей. В 1988 г. экспортный план выполнен только на 54%. В результате состояние расчетов в свободно конвертируемой валюте оказалось очень напряженным. Задолженность в два с лишним раза превышает годовые поступления от экспорта товаров. На уплату процентов необходимо израсходовать около 2 млрд. рублей, т.е. больше, чем вся выручка конвертируемой валюты, получаемой от экспорта нефти. Изменилось положение и в расчетах с социалистическими странами. У нас возник дефицит торгового баланса с Югославией. Чехословакией, Венгрией, Румынией. [...] Гостев Б.И.: Растет долг государства, который достиг уже критических размеров. Дефицит платежного баланса составляет 11 млрд. рублей против 1 млрд. рублей в 1976 г. Если не сбалансируем внешнюю торговлю, то ни о каком развитии не может быть речи. Объективные причины – резко снизились цены на ту продукцию, которую мы продаем. Цена нефти упала со 125 долл. за тонну до 45-50 долл. за тонну, на чем мы потеряли только в этой пятилетке около 40 млрд. инвалютных рублей. [...] Положение сегодня такое, что мы всю выручку от экспорта в свободно конвертируемой валюте направляем на обслуживание внешнего долга»[35].

Западные банки настойчиво советуют советским контрагентам обратиться непосредственно к правительствам западных стран с просьбой о финансовой поддержке, объясняют, что дальнейшее наращивание коммерческого кредитования маловероятно или вовсе невозможно. Заместитель Председателя Совета Министров СССР С. Ситарян, хорошо знающий о критичности ситуации с валютными резервами и платежным балансом, – Председателю Совета Министров СССР Н. Рыжкову (май 1990 г.): «В соответствии с Вашим поручением по телеграмме из Бонна с участием т.т. Катушева, Геращенко, Московского, Хоменко, Ситнина проанализировали возможные с нашей стороны шаги по вопросу о получении финансового кредита от правительств стран ЕС и прежде всего ФРГ, Франции, Италии и, возможно, Англии. По информации из ФРГ, руководством «Дойче Байка» высказана рекомендация непосредственно обратиться к правительствам указанных стран с просьбой о предоставлении кредита. Это обращение может дать результат, если оно будет сделано, по мнению «Дойче Банка», на Вашем уровне. Учитывая рекомендации «Дойче Банка» и им можно доверять, следовало бы воспользоваться поездкой т. Шеварднадзе Э.А. в Бонн, с тем чтобы при встрече с Г. Колем и министрами Англии и Франции он специально поставил бы этот вопрос и выяснил, как отнесется Г. Коль и его коллеги из ЕС к вашему обращению о предоставлении кредита»[36].

Заместитель Министра внешнеэкономических связей А. Качанов – Первому заместителю Председателя Совета Министров СССР Л. Воронину (октябрь 1990 г.): «Предоставление кредитов со стороны большинства западных стран увязывается, как следует из информации совпослов, со скорейшим принятием в Советском Союзе реальной программы перехода к рыночной экономике и подписанием союзного договора с четким распределением компетенции центрального правительства и союзных республик. До осуществления этих мер Запад, видимо, будет проявлять сдержанность в отношении предоставления СССР новых кредитов. Сейчас западная сторона жестко ставит вопрос об оплате советскими организациями поставок товаров западными фирмами по уже исполненным контрактам»[37].

Первым признаком желания властей двигаться в направлении либерализации экономической деятельности, по-своему повторить путь, на который Китай встал в конце 1970 – начале 1980-х годов, был Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», принятый 19 ноября 1986 г.[38] В том же направлении шло и решение о легализации индивидуальной фермерской деятельности, вступившее в силу 1 мая 1987 г. И здесь влияние китайского опыта было очевидным. Заметного воздействия на экономические процессы эти решения не оказали. Сказалась разница между тремя поколениями советских граждан, жившими вне рыночной экономики, и одним поколением – в Китае. Навыки ведения собственного хозяйства, не контролируемого государством, были почти утрачены. В Китае1979 г. уже первые признаки готовности властей хотя бы в ограниченных формах разрешить самостоятельную хозяйственную деятельность крестьян, распустить коммуны, были поддержаны массовым народным движением. Однако в СССР ничего подобного не случилось.

В мае1988 г. был принят Закон «О кооперации в СССР», де-факто открывающий дорогу экспансии частного сектора в советской экономике. Большинство кооперативов создаются при государственных предприятиях. Они покупают продукцию по фиксированным государственным ценам, обрабатывают и продают (а часто и просто перепродают) ее – по рыночным. В условиях дефицита товаров и финансовой несбалансированности это позволяет и руководству предприятий, и тем, кто контролирует кооперативы, получать немалые доходы. Состояние многих россиян, присутствующих в списке долларовых миллиардеров – из этого периода.

К середине 1989 г. число работников кооперативов возросло до 4,9 млн. человек. 4/5 действующих кооперативов было создано на государственных предприятиях. Оплата труда работников кооперативов в 1989 г. вдвое превысила среднюю заработную плату рабочих и служащих. В начале 1991 г. в кооперативах уже было занято 6 млн. человек[39].

Произошла и либерализация банковской сферы. Создание на протяжении беспрецедентно короткого срока более тысячи коммерческих банков, для которых нет квалифицированных кадров, при отсутствии традиций банковского надзора, делает их инструментом обналичивания денег, вывода средств предприятий из-под контроля государства.

Руководящим работникам Госбанка СССР эти проблемы были понятны, но не руководству страны. Впрочем, не удивительно, что после нескольких десятков лет нерыночного хозяйства, руководству страны трудно понять, что банковский сектор – это один из последних, а отнюдь не первый сектор экономики, который необходимо либерализовать[40]. Если учесть, что в стране на протяжении десятилетий не было практики коммерческой банковской деятельности, подготовленных кадров, аппарата банковского надзора, эта полемика немало говорит о мере понимания советским руководством проблем, с которыми связано формирование рыночной экономики.

 Развал СССР

 В январе 1991 г. Верховный Совет СССР принимает решение осуществить в централизованном порядке мероприятия по социальной поддержке населения за счет союзного бюджета и других источников в размере 47,6 млрд. руб., в том числе на 2,5 млрд. руб. – на повышение до уровня минимальной заработной платы размера пособий по уходу за ребенком; на 8,2 млрд. руб. – на выплату ежемесячного пособия в размере 50% минимальной заработной платы на каждого ребенка в возрасте от полутора до 6 лет; на 0,7 млрд. руб. – на выплату единовременного пособия при рождении ребенка в трехкратном размере минимальной заработной платы; на 19,7 млрд. руб. – на осуществление мер, предусмотренных в новом пенсионном законодательстве…»[41] и другие выплаты.

Вопрос о том, за счет каких ресурсов в условиях бюджетного кризиса это будет обеспечено, союзные власти волнует столь же мало, как и власти Российской Федерации. Принятое Съездом народных депутатов РСФСР решение направлять не менее 15% национального дохода РСФСР на поддержку сельского хозяйства и социального развития села, – апофеоз характерных для этого времени популярных, но заведомо неисполнимых решений[42].

В это время в правительстве усиленно идет обсуждение планов по либерализации экономики в целом и ценообразования в частности. Н. Рыжков, Председатель Совета Министров СССР говорил так: «Должен сказать, что какой бы вариант ценообразования ни был избран, пройти путь формирования рынка без реформы цен не удастся. Самой большой ошибкой было еще раз, как это допустили в 1988 году, проявить нерешительность, вновь отложить эту неимоверно сложную, но и объективно необходимую задачу «на потом»»[43]. Он и впоследствии считал отказ от реформы ценообразования главной ошибкой, сделанной в период, когда он возглавлял правительство. Из его мемуаров: «Уверен: главной нашей ошибкой было то, что мы разорвали цепь реформ как раз в этом, основном ее звене. [...] Но самыми трудными были проблемы, связанные с реформой розничных цен. Здесь в тугой клубок сплелись интересы и производителей, и торговли, и каждой семьи. Деформации в этой сфере к 90 году возникли небывалые! Если за последние 35 лет произведенный национальный доход увеличился в 6,5 раза, то государственные дотации к ценам – более чем в 30 раз! В том же 90-м дотация только на продовольственные товары составила около 100 млрд. рублей, а с введением новых закупочных цен без пересмотра розничных она увеличилась бы еще на 30% и составила бы пятую часть всех расходов госбюджета»[44].

Параллельный рост российских закупок зерна и цен на зерно на мировом рынке привели к быстрому повышению валютных расходов СССР, направленных на финансирование зерновых закупок. К 1988 г. затраты на закупки зерна возросли до 4,1 млрд. долларов (1987 г. – 2,7 млрд. долларов)[45].

С развитием валютного кризиса интонация внутриправительственной переписки по вопросам о выделении валюты, состоянии расчетов становится все более нервозной. «Просроченная задолженность всесоюзных внешнеэкономических объединений, входящих в систему МВЭС, западногерманским фирмам по состоянию на 1 октября 1990 г. составила 243,9 млн. рублей, в том числе за прокат черных металлов, лист и трубы – 56,0 млн. рублей, продовольственные товары – 50,0 млн. рублей, машины и оборудование – 31,4, лицензии и сопутствующее оборудование – 25,9 млн. рублей, цветные металлы и концентраты – 10,4 млн. рублей»[46].

 

Руководители объединений Министерства внешнеэкономических связей, отчаявшись добиться ответа Внешэкономбанка, обратились прямо к руководству государства Н. Рыжкову: «…Срыв выполнения решений Правительства и плановых заданий по импорту продовольственных товаров на 1990 год может иметь непредсказуемые последствия внутри страны. Импортные продтовары должны поставляться в Москву и Ленинград, в угольные бассейны Кузбасса н Воркуты, газовщикам Тюмени, республики Закавказья и другие крупные промышленные центры страны. Прекращение снабжения этих регионов продовольствием по импорту неизбежно вызовет резкое обострение социальных и политических конфликтов»[47].

 

В1989 г. промышленное производство перестает расти. С начала1990 г. оно падает. В результате шахтерских забастовок начинается резкое падение добычи угля.

Также сократилась добыча нефти: «если в 1988 г. она составляла 569 млн. т., то в 1991 г. ожидается добыча 461 млн. т. Таким образом, всего за 3 года добыча нефти снизилась почти на 20%. Уровень добычи нефти в СНГ и России в 1991 г. соответствует середине 70-х годов»[48].

Ситуацию с дефицитом продовольствия лучшим образом комментируют следующие слова первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Б. Гидаспова: «Сейчас ситуация, конечно, очень тяжелая. Я утром еду на работу, смотрю на хвосты в сто, тысячу человек. И думаю: вот трахнет кто-нибудь по витрине, и в Ленинграде начнется контрреволюция. И мы не спасем страну»[49].

Из письма советского школьника, отправленного 14 февраля 1991 г.: «На прошлой неделе я стоял в ужасной очереди за мясом. Вы знаете, сколько я там стоял? Мне страшно Вам сказать, но я стоял там 5,5 часа. У нас были очереди, но они не были такими большими и мы не стояли в них за всем. Но теперь у нас очереди за всем, начиная от мяса и ботинок, и кончая спичками и солью. Мы стоим за рисом, за сахаром, за маслом… И это бесконечный перечень… Раньше я никогда не плакал – у меня сильный характер, но сейчас я плачу часто. Мы стали похожи на животных. Если бы вы видели наших диких, сумасшедших и голодных людей в ужасных, диких очередях, вы были бы в шоке. Каждая страна помогает нам. Мы уже попросили открыто о помощи и охотно приняли ее. Мы забыли об одном хорошем слове – гордость, Мне стыдно за мою страну»[50]. Подобного рода травмы, пережитые в детстве, не проходят, как правило, бесследно.

К середине 1990 г. цены кооперативной торговли превышали государственные розничные цены в два раза, цены колхозных рынков в три раза[51].

При всей деинтеллектуализации советского руководства то, что революция в России, проложившая большевикам дорогу к власти, началась с продовольственных беспорядков в столице, они знали. К началу1991 г. и в Москве ситуация на потребительском рынке становится катастрофической.

Примерно с этого момента речь уже идет о безвозмездной, можно сказать, гуманитарной, помощи СССР со стороны развитых государств: «Делегации ФРГ были переданы сводные предложения советской стороны в осуществлении первоочередных мер помощи по поставке в Советский Союз с начала1991 г. продовольствия, медикаментов, потребительских товаров первой необходимости. […] С нашей стороны было высказано пожелание, чтобы часть указанных товаров поставлялись в виде безвозмездной помощи. [...] Конкретно на данной встрече договорились о поставках на безвозмездной основе продовольственных и потребительских товаров на сумму 415 млн. марок из резервов Федерального правительства ФРГ и сената Западного Берлина (для Москвы)».

М. Горбачев в переговорах с Дж. Бушем, Дж. Мейджером повторяет, что Запад, нашедший 100 млрд. долл., чтобы разрешить кризис в Персидском Заливе в конце 1990 – начале 1991 г. может не понимать, насколько важно предотвратить кризисный характер развития событий в Советском Союзе, что просто необходимо изыскать аналогичные по размеру средства, чтобы мочь руководству СССР решить острые финансовые проблемы страны. Цифра 100 млрд долл. в его диалогах с руководителями западных стран упоминается неоднократно[52]. Лидеры Запада в принципе готовы помочь. Хаос, межнациональные конфликты на территории разваливающейся, напичканной ядерным оружием мировой сверхдержавы, никому не нужны. То, что лидеры Запада хотели сохранить СССР, хорошо видно по тональности выступления Дж. Буша в Киеве 1 августа1991 г. Он пытается убедить украинские власти и общество в невозможности выхода Украины из Союза, говорит: «Свобода и независимость – это не одно и то же. Американцы не станут помогать тем, кто будет злоупотреблять своей свободой, заменив прежнюю тиранию местным деспотизмом. А также тем, кто склонен приветствовать самоубийственный национализм, основа которого – этническая ненависть».

 

Я могу приводить еще много цитат и цифр, иллюстрирующих последние месяцы перед развалом СССР, но думаю, что уже достаточно. Можно ли было сохранить СССР, сказать сложно. Дело в том, что сталинская национальная политика привела к очень глубоким травмам многих народов, населяющих СССР, поэтому малейшее ослабление коммунистической власти, всколыхнуло рост национализма, а ресурсов, которые бы могли снизить накал страстей, уже не было. Беловежское соглашение, которое зафиксировало смерть  СССР – это наиболее безболезненный выход из ситуации. Многие исследователи до сих спорят о том, почему этой тяжелейший кризис не перерос в полномасштабную гражданскую войну, как это случилось в Югославии. К тому же этот вопрос не является темой настоящей статьи.

Что касается либерализации экономики, то совершенно очевидно, что ситуация к тому времени сложилась такая, что нельзя было не отпускать цены в свободное плавание. К тому времени «навес» денег скопившихся у населения над имеющейся товарной массой был огромным, поэтому освобождение цен вызвал скачкообразный рост. Это сбалансировало спрос и предложение хотя не могло не привести к очередному шоку для населения. Можно ли было избежать этого решения? Мое личное мнение – нет, нельзя. Слишком много было ошибок накоплено за предыдущие десятилетия, а правительству Егора Гайдара достались нулевые золотовалютные резервы и огромные долги.

Мы же  вернемся к анализу сельскохозяйственного производства и еще не много поговорим о том, что происходило с 1990 года по нынешнее время. Для этого воспользуемся открытой информацией на сайте Госкомстата РФ[53].

Основные показателями сельскохозяйственного производства

 Я не буду анализировать все цифры, возьму лишь основные. Выше уже говорилось о том, что сельское хозяйство России очень серьезно отставало по производительности труда от развитых стран. Кризис финансово-денежной системы, полная разбалансированность всего хозяйства в конце 80-х, начало 90-х, и, как следствие,  последующая сильнейшая инфляция не могли не отразиться на объемах производства вы этой отрасли.

Меня же интересует следующее: как повлияли рыночные отношения на рост продуктивности скота и птицы, и на рост производительности труда, так как это основной показатель конкурентоспособности на мировом рынке?

 

ПОГОЛОВЬЕ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫХ ЖИВОТНЫХ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(хозяйства всех категорий)

 

 

 

 

 

 

 

 (на конец года;

 тысяч голов)

 

 

1990

1995

2000

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Крупный

рогатый

скот

57043

39696

27520

21625

21562

21546

21038

20671

19968

20134

Из него:                             коровы

20557

17436

12743

9522

9360

9320,2

9125,6

9025,8

8843,3

8988,0

Свиньи

38314

22631

15824

13812

16185

16340

16162

17231,0

17218

17258

Птица

659808

422600

340665

357468

374687

388964

404550

433703

449296

473388

ПРОДУКТИВНОСТЬ  СКОТА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ХОЗЯЙСТВА ВСЕХ КАТЕГОРИЙ), кг

Надой

молока

на 1 корову

2731

2153

2502

3176

3356

3501

3595

3737

3776

3851

ПРОДУКТИВНОСТЬ  ПТИЦЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ), шт.

Средняя яйценоскость 1 курицы-несушки, штук

236

212

264

301

302

303

304

305

307

308

 

 

На следующей диаграмме добавлен график производства молока.

Из официальной статистики видно, что продуктивность коров и птицы за последние 20 лет выросло в разы. Что касается продуктивности КРС – это еще не предел, так как в западных  странах средняя продуктивность уже подходит к 10-12 тыс. кг на 1 голову.

Рост продуктивности был бы еще выше, если бы Минсельхоз РФ не увязывал выплату субсидий с количеством скота. В результате предприятия вынуждены были содержать непродуктивный скот, что отрицательно отражалось на экономике хозяйств и на их инвестиционной привлекательности.

Объемы производство молока снижалось до 1999 года и, несмотря на продолжающееся снижение поголовья, производство держится в районе 32 млн. тонн за счет повышения продуктивности стада.

Для Архангельской области также характерен рост продуктивности молочного стада. Из следующей таблицы видно, что при снижении поголовья коров, растет производство молока.

 В целом можно сказать, что экономическая политика государства в последние 20 лет была на много более эффективна, чем в советское время, но в последние 10 лет наделано очень много ошибок:

1. Не снижена инфляция до 2-3% в год, хотя для этого были все возможности.

2. В результате процент по кредитам остался по-прежнему недоступен для сельхозпредприятий, поэтому  государство вынуждено субсидировать процентный ставки по привлеченным кредитам. На самом деле в этом случае субсидируются не сельскохозяйственные предприятия, а банковский сектор.

3. Политика субсидирования не привязана к росту производительности труда сельскохозяйственного производства, а принятие самостоятельных непопулярных решений директорами предприятий в условиях деревенской культуры не возможно, поэтому большинство предприятий в Нечерноземье осталось не модернизировано. Низкая производительность труда в условиях вступления в ВТО неизбежно приведет к их разорению и росту социальной напряженности.

4. Высокие цены на нефть соблазнили власть повысить расходы  на социалку и вооружение. Если 10 лет назад бюджет был сбалансирован при 30 долларов за баррель нефти, то бюджет 2013 год может быть сбалансирован только при 100 долларов за баррель. Если учесть, что США совершила прорыв в добыче сланцевого газа, в результате чего цены на газ в США почти в три раза ниже, чем цена ОАО «Газпром», а запасы сланцевого газа в Польше и Китае очень велики, то снижение цен на энергоносители практически неизбежно, что вновь должно привести к бюджетным проблемам в России.

Из этого следует, что в ближайшее время сельское хозяйство испытает еще один шок. Является ли ошибкой вступление в ВТО? Думаю, что нет. Усиление конкуренции со стороны мировых производителей ускорит модернизацию сельскохозяйственных предприятий, но при этом не снимет вопрос о комплексном развитии села.

Наоборот, отсутствие комплексного подхода дополнительно обострит ситуацию на селе и, надеюсь, заставит власти заняться полноценным публичным управлением, а не простой раздачей нефтяных доходов, которые к тому же могут в любой момент иссякнуть, как это уже было в конце 80-х годов.

Павел Меньшуткин


[1] http://www.vedomosti.ru/opinion/news/8782111/vsegda_est_tri_scenariya?full#cut

[2] Хрущев НС. Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства. Речи и документы. В 5 т. М.: ГосПолитиздат, 1962. Т. 1. С. 155.

[3] Докладная записка Н.С. Хрущева в Президиум ЦК КПСС 22 января1954 г. См.: Хрущев Н.С. Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства. Речи и документы. В 5 т. Т. 1. С. 85, 86.

[4] Сельское хозяйство СССР. Статистический сборник. М.: Финансы и статистика, 1988; Народное хозяйство СССР в1979 г. Статистический сборник. М.: Статистика, 1980.

[5] О беспрецедентном наращивании инвестиций в сельское хозяйство в Советском Союзе между 1960 и 1980 гг. см.: Johnson D.G. Agriculture / J. Cracraft (ed.). TheSoviet Union Today: An Interpretive Guide.Chicago: UniversityChicago Press, 1983. P. 195-207- По сравнению с пятилеткой 1961—1965 гг. в 1966-1970 гг. инвестиции в сельское хозяйство выросли на 62%. См.: Hanson P. The Rise and Fall of the Soviet Economy. London: Longman, 2003. P. 112.

[6] Шахназаров Г. С вождями и без них. М.: Вагриус, 2001. С. 109, 110.

[7] «…На рубеже 50-60-х гг. власть попала в заколдованный круг. Экономические проблемы невозможно было разрешить, не вызывая возмущения граждан, не создавая предпосылок для роста оппозиционных настроений, не провоцируя невыгодных для власти сравнений между декларируемыми целями (строительство коммунизма и т.п.) и унылой действительностью. Дисбаланс зарплаты и цен на потребительские товары и особенно на продукты питания, вызванный отчасти уступками рабочим во второй половине 50-х гг., обострял традиционную советскую проблему дефицита. При низких ценах на сельскохозяйственные продукты и при относительном росте заработной платы дефицит становился катастрофическим и вызывал ропот недовольства». См.: Козлов В.Л. Массовые беспорядки в СССР при Хрущеве и Брежневе (1953 – начало 1980-х гг.). С. 231.

[8] Воронов А. О проблемах преодоления дефицита и методах регулирования потребительского рынка // Вопросы экономики. 1990. № 1. С. 26-32.

[9] Из протокола № 28а Заседания 9 (и 12) июля1956 г., посвященные положению в Польше: «Все товары дать, и джут, и ингелит, и шерсть. Если хотят получить золото – тогда и золота дать». См.: РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д.1005. Л. 1-2 об. Цит. по: Президиум ЦК КПСС. 1954-1964. Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления. Т. 1.2-е изд. С. 148.

[10] Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти 1945-1991. М.: РАГС, 1998, С 370. Проблемы, связанные с сокращением золотого запаса. Президиум ЦК КПСС обсуждает уже в1956 г. см.: Президиум ЦК КПСС. 1954-1964. Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления. Т. 1. 2-е изд. С. 118.

[11] Президиум ЦК КПСС 1954-1964. Черновые протокольные записи заседаний. Стенограммы. Постановления. Т. 1. 2-е изд. С. 769.

[12] Пихт Р.Г. Советский Союз: история власти 1945-1991. С. 370.

[13] Расчет по данным; Mitchell BR. International Historical Statistics,Europe 1750-1993.London: Macmillan Reference LTD, 1998: Mitchell BR. International Historical Statistics: TheAmericas 1750— 1993.London: Macmillan Reference LTD, 1998; Mitchell B.R. International Historical Statistics: Africa, Asia & Oceania 1750-1993,London: Macmillan Reference LTD, 1998; UN Food and Agriculture Organization, FAOSTAT data, 2004.

[14] Импорт зерна: проблемы старые и новые. 1989 // Личный архив Е.Т. Гайдара.

[15] В. Крючков пншег: «Соединенные Штаты пока могут спокойно обходиться без нас, а вот наша проклятая зависимость от них по зерну сделала нас – Советский Союз […] – заложниками этих отношений». См.: Крючков В.А. Личное дело. М: Олимп ACT, 1996, Ч, 2. С. 95.

[16] По свидетельству Н. Еронина: «Ответственному работнику он мог бросить в лицо: «Вы авантюрист, вы куда страну ведете, вы думаете о последствиях своих предложений?»». См.: К 85-летию со дня рождения В.Д. Шашииа. Материалы юбилейной конференции. Москва, 22 июня 2001 года. М., 2002. С. 38, 39.

[17] Интервью с В.И. Грайфером. Цит. по: Славкина М.В. Триумф и трагедия; развитие нефтегазового комплекса СССР в 1960-1980-е годы. С. 143.

[18] Кудров В.М. Советская экономика в ретроспективе. М.: Наука. 2003.С. 31.

[19] О роли нефтяных доходов во временном преодолении ключевого противоречия советской экономики: растущего спроса городского населения на продовольствие и хронического кризиса сельского хозяйства см.: Millar JR. An Economic Overview / J. Cravrqft (ed.). TheSoviet Union Today: An Interpretive Guide. Chicago: University Chicago Press, 1983. P. 173-186.

[20] На заседании Политбюро 17 марта1979 г. итоги подвел А. Косыгин: «У всех у нас единое мнение – Афганистан отдавать нельзя». Однако 18 марта после его разговора с Н. Тараки, в котором афганское руководство прямо поставило вопрос о необходимости немедленного ввода советских войск в Афганистан, настроение изменилось. Стало ясно, что речь идет не просто о военно-технической или экономической помощи, а об использовании советских войск. После этого А. Громыко говорит: «Я полностью поддерживаю предложение т. Андропова о том, чтобы исключить такую меру, как введение наших войск в Афганистан. Армия там ненадежная. Таким образом, наша армия, которая войдет в Афганистан, будет агрессором. Против кого же она будет воевать? Да против афганского народа прежде всего, и в него надо будет стрелять». Ю. Андропов: «Я думаю, что относительно ввода войск нам решения принимать не следует. Ввести свои войска – это значит бороться против народа, давить народ, стрелять в народ. Мы будем выглядеть как агрессоры, и мы не можем допустить этого». См.: РГАНИ, Ф. 89. Оп. 25. Д.2. Л. 10, 15, 24. Все это верно, но это не помешало Политбюро в декабре1979 г. принять решение о вводе 4-х дивизий и 4-х бригад общей численностью 150 тыс. человек в Афганистан и о ликвидации Амина. См.: Буковский В. Московский процесс. Париж; Москва: Изд-ва «(Русская мысль», «МИК», 1996. http://www.belousenko.com/wr_Bukovsky.htm. Ч. 2. С. 49. Окончательное решение было принято на совещании, проведенном Л. Брежневым, 26 декабря1979 г. См.: РГАНИ. Ф. 89. Он. 14. Д.31. Л. 1, 2. Решением Политбюро от 8 января 1980 года после введения советских войск в Афганистан лимит численности военнослужащих Вооруженных Сил СССР был увеличен на 50 тыс. человек. См.: Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 января1980 г. «Об увеличении численности Вооруженных Сил СССР». Выписка из протокола № 177 заседания Политбюро ЦК КПСС от 2 января 1980г. № 11177/239. http://www.2ntl.com/archive/pdfs/afgh/177-80-2.pdf.

[21] «По оценке Чейз Манхеттен Бэнк, дефицит платежных балансов стран коммунистического блока увеличился с 5 млрд. долл. в1974 г. до 12 млрд. долл. в текущем году. Из всей суммы общего дефицита около половины приходится на Советский Союз. [...] По оценке Чейз Манхеттен Бэнк, в текущем году СССР продал золота на сумму около 1 млрд. долл., кроме этого, его валютные активы в западных банках уменьшились на 2 млрд. долл.». В этой же записке говорится, что Банки США проявляют сдержанность в отношении предоставления кредитов социалистическим странам. См.: Письмо Назаркииа К. (Пред. Правления МВЭС) тов. Лесечко М.А. от 25.12.1975 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 109. Д.60. Л. 37-39.

[22] О рисках, создаваемых зависимостью импорта зерна и комплектующих для обрабатывающих отраслей от конъюнктуры нефтяного рынка специалисты хорошо знали еще в середине 1980-х годов, см.: Chadwick М, Long D.. Nissanke М. Soviet Oil Exports: Trade Adjustments. Refining Constraints and Market Behaviour.Oxford: Oxford Institute for Energy Studies, 1987.

[23] Данные приведены по статистическим сборникам «Народное хозяйство СССР» за различные годы. Уверенности в точности этих данных нет. В столь деликатной сфере информация официальной советской статистики могла сознательно искажаться. Однако общую картину развития событий, быстрый рост нефтяного экспорта приведенные цифры отражают.

[24] Schweizer P. Victory: The Reagan Administration’s Secret Strategy thai Hastened the Collapse of theSoviet Union.New York: Atlantic Monthly Press, 1994. P. 218.

[25] Е. Гайдар. Гибель империи. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006. с. 137.

[26] Rowen H. Central Intelligence Briefing on the Soviet Economy / Hoffmann E.. Laird R. The Soviet Polity in the Modem F.ra. New-York: Aldine Publishing, 1984. p. 417.

[27] Е. Гайдар. Гибель империи. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006., с.140.

[28] Выступление Председателя Правительства Н. Рыжкова на пленуме ЦК КПСС 27-28 января1987 г. Стенографический отчет заседания Пленума ЦК КПСС. См.: РГАНИ. Ф. 2. Оп. 5. Д.45. Л. 22-22 об.

[29] Стилистика обсуждения финансовых вопросов в середине 1980-х годов советским руководством ярко отражена во вступительном слове Министра финансов СССР В. Гарбузова, посвященном обсуждению на Верховном Совете СССР бюджета на1985 г., с которого, собственно, начинается острая фаза финансового кризиса в стране: «С чувством глубокого удовлетворения восприняли наш народ, вся прогрессивная мировая общественность награждение товарища К.У. Черненко орденом Ленина и третьей золотой медалью «Серп и молот». (Аплодисменты). Выдающийся политический и государственный деятель ленинского типа Константин Устинович Черненко самоотверженно трудится на высших руководящих постах партии и государства, вносит огромный неоценимый личный вклад в разработку и практическое осуществление ленинской внутренней и внешней политики КПСС. Эта политика пользуется безграничным доверием всех трудящихся Советского Союза, рассматривается как свое родное кровное дело…». См.: Гарбузов В.Ф. О Государствениом бюджете СССР на 1985 год и об исполнении Государственного бюджета СССР за 1983 год. М.: Политиздат, 1984. С. 4.

[30] Горбачев М. С Жизнь и реформы. М: Новости, 1995. Кн. 1. С. 234.

[31] Крючков В.А. Личное дело. М.: Олимп ACT, 1996. Ч. 1. С. 42.

[32] Воронов А. О проблемах преодоления дефицита и методах регулирования потребительского рынка // Вопросы экономики. 1990. № 1.С. 26-32.

[33] Министр хлебопродуктов СССР Будыка А.Д. Первому заместителю Председателя Совета Министров СССР тов. Никитину ВВ. 11 августа . 1989г. № 120-272. РГАЭ. Ф. 8040. Оп. 19. Д.4421. Л. 244.

[34] Московский Ю.С. (Председатель правления Внешэкономбанка СССР) Председателю Совета Министров СССР тов. Рыжкову Н.И. О выпуске облигационного займа на рынке ФРГ. 22 марта1989 г. ГА РФ. ф. 5446. Оп. 150. Д.73. Л. 53.

[35] С заседания Комиссии ЦК КПСС по вопросам международной политики 28 марта1989 г. Перестройка внешних экономических связей // Известия ЦК КПСС. 1989. № 7. С. 38, 49, 50, 53.

[36] Ситарян С.А. (Зам. Председателя Совмина СССР) Рыжкову Н.И. (Председателю Совмина СССР). 3 мая1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д.1464. Л. 82.

[37] Качанов А.И. (Зам. министра Внешних экономических связей) Воронину Л.А. (Первый зам. Председателя Совмина СССР). О дополнительных возможностях закупок за рубежом. 25 октября1990 г ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д.1465. Л. 67.

[38] Закон СССР от 19 ноября 1986 года «Об индивидуальной трудовой деятельности» // Решения партии и Правительства но хозяйственным вопросам. М.: Политиздат, 1988. Т. 16. Ч. 2. С. 489-499.

[39] Глушецкий А. Кооперативная политика; итоги, противоречия, направления оптимизации // Экономические науки. 1990. № 6. С. 52-67.

[40] Е. Гайдар. Гибель империи. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2006., с.193.

[41] Постановление ВС СССР № 1897-1 от 12 января1991 г. «Об Общесоюзном прогнозе Правительства СССР о функционировании экономики страны в 1991 году и о Государственном плане на 1991 год по сферам ведения Союза СССР».

[42] Сборник документов, принятых первым – шестым съездами народных депутатов РФ. Издание Верховного Совета РФ. М.-. «Рес­публика», 1992. С.119.

[43] Там же. С. 126.

[44] Рыжков Н.И. Десять лет великих потрясений. М.: Ассоциация «Книга. Просвещение. Милосердие», 1995. С. 249, 424—425.

[45] База данных ООН FAOstat, 2005.

[46] Катушев К.Ф. (Министр внешнеэкономических Связен) Воронину Л.А. (Первый зам. Председателя Совмина СССР). Об оплате Просроченной задолженности ВВО МВЭС СССР фирмам ФРГ. И октября1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 162. Д.1512. Л. 181.

[47] Кривенко А.К. (Председатель ВВО «Продинторг») Рыжкову Н.И. (Председателю Совмина СССР). О задолженности объединения перед иностранными фирмами. 15 августа1990 г. ГА РФ Ф S446 Оп 162. Д.1514. Л. 57, 58.

[48] Институт экономической политики, на базе которого впоследствии был сформирован Институт экономики переходною периода, был создан в конце 1990 – начале1991 г. Его основатели важнейшей задачей Института считали анализ и прогнозирование хода развертывания тяжелого кризиса советской экономики, а также подготовку рекомендаций по экономической политике.

[49] Там же.

[50] Goldman Ml. What Went Wrong with Perestroika.New York;London: W.W, Norton & Company. 1992. P. 14.

[51] Белов Н.Г. (Первый заместитель Председателя Госкомстата СССР) Председателю Совета Министров СССР Рыжкову Н.И. О ценах на товары народного потребления. 7 августа1990 г. ГА РФ. Ф. 5446. Oп. 162. Д.277. Л. 29.

[52] Bruithwaite R. Across theMoscowRiver. The World Turned Upside Down.New Haven:London:YaleUniversity Press. 2002. P. 206.

[53] http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/economy/#

18 ответов на Царская Россия, СССР и РФ: проблемы сельского хозяйства

  1. Есть ряд вопросов по статье:

    1) Производство зерна в РИ на период 1911-1913 год равно 75 млн. тонн. В Союзе – примерно 150 млн. тонн. О чём говорят данные цифры? Особенно если учесть, что количество крестьян сократилось?

    2) Импорт зерна РИ при постоянно голодающем населении – о чём говорит?

    3) «В 1930 – начале 1950-х годов ресурсы, изъятые из деревни, позволили сформировать в СССР индустриальную базу.» Т. е. всё-таки создали индустриальную базу, да? Т. е не уничтожили прекрасную царскую промышленность, а создали?

    4) «То, что ситуация на рынке нефти определяется не только экономическими, но и политическими факторами, руководство Советского Союза, казалось бы, должно было знать.»

    Верно, а если руководство ведёт себя так, словно бы не знает – о чём это говорит? Ну а если руководство постоянно делает шаги, подводящее государство к краху – о чём это говорит?

    А в целом:

    Павел, а вы зачем столько времени упирались и говорили не пойми что, а затем написали статью в которой полностью подтвердили всё то, что говорил Вам, например, Русиянов? Мадиал? Я?

    Вы так специально интриговали?

  2. Ну и раз уж Вы затронули тему распада СССР, то попутно задам ещё вопрос:

    Вот цифры:

    1971 – 20,0 %
    1976 – 22,1 %
    1981 – 23,6 %
    1986 – 22,9 %

    Это – внешнеторговый оборот СССР в сопоставимых ценах к национальному доходу в процентах.
    Доходы же от экспорта энергоресурсов и электроэнергии составляли, в свою, очередь, всего ЧЕТВЕРТЬ от всего внешнеторгового оборота – следовательно, их доля в ВНП не превышала 5 проц.

    Отсюда вопрос: какой вывод можно сделать исходя из данных цифр?

  3. » Производство зерна в РИ на период 1911-1913 год равно 75 млн. тонн. В Союзе – примерно 150 млн. тонн. О чём говорят данные цифры? »

    Или же это как бы разные цифры – именно «производство зерна» и именно «урожай»? Просто я не до конца въезжаю – откуда такая разница-то?

  4. Маэстро, участники дискуссии просили цифры со ссылками. Я их вам дал.
    Будьте теперь добры тоже со ссылками отвечать.
    Но все равно постараюсь ответить.
    1. Внимательно читайте статью еще раз.
    2. Индустриализация прошла в СССР. Я никогда этого не отрицал. Но а) какой ценой и б) кроме количественных характеристик есть и качественные.
    Можно произвести кучу тракторов, которые будут в несколько раз менее производительными и постоянно ломаться, потому что у их создателей нет мотивации делать лучше. Поэтому с одной стороны уничтожили не просто крестьянство, а производственную деревенскую культуру, а с другой стороны, начали производить кучу дерьма, которое неконкурентно было на рынке. Отсюда следует ответ на Ваш вопрос о внешторговом обороте.
    3. И, кстати, ответ на этот вопрос тоже есть в статье: так как «торговали» в основном с саттелитами, у которых не было валюты, то ее и не видели. Были долги на бумаге. А реальная валюта шла от капстран за нефть. Вот потому и сели в конце концов в лужу. Если хотите, могу в статью добавить еще диаграмм очень красноречивых

    Что касается цифр по урожаю.
    Маэстро, как бы Вам объяснить: оперировать абсолютными цифрами всегда проще, чем относительными, но мягко говоря не совсем правильно.

    Я верну Вам Ваш же вопрос, но по другому: почему «Душевой урожай зерна в 1963 г. был ниже, чем в России 1913 г.: соответственно 483 и 540 кг»?
    Мне кажется – это более правильная постановка вопроса.

    Но опять же статья не о том сколько построили заводов в СССР.
    Речь идет о другом: где производительность труда и качество продукции выше? На западе или в России?
    Там где выше, там и перспектив больше у страны, а значит и у наших детей. Другими словами, такая страна, такая система конкурентоспособнее. И то, что произошло с СССР – это результат утраты конкурентоспособности.
    Не может быть конкурентоспособной страна, где все построено на насилии.
    И точка.
    Я даже не знаю о чем дальше спорить.

  5. Маэстро полагает ,что в России можно что-то сделать только на насилии . Это не из области экономики разговор, а из области психологии . Тема , кстати , сама по себе интересная для обсуждения и, возможно, ключевая для данного состава участников дискуссии. Павел Леонидович считает невозможным построение счастливого успешного сообщества людей , основанного на насилии . Маэстро считает , что так только и можно что – нибудь состоятельное сделать . Пиная и погоняя . Понятно , что в качестве погонщиков мыслятся люди , вооруженные «передовой» идеологией , то есть сталинисты – социалисты . Эта теория оправдывает насилие , отменяя общечеловеческую мораль . Поэтому так непросто разговаривать с человеком , рассматривающим тебя через прицел .

  6. «Маэстро полагает ,что в России можно что-то сделать только на насилии »

    Нет, Маэстро такого никогда не говорил и никогда так не считал. Не надо сок Вашего мозга выдавать за мои мысли.

    «Это не из области экономики разговор, а из области психологии »

    Я не силён ни в экономике ни в психологии. Немного лучше большинства знаю историю – о ней и говорю.

    «Павел Леонидович считает невозможным построение счастливого успешного сообщества людей , основанного на насилии . Маэстро считает , что так только и можно что – нибудь состоятельное сделать .»

    Нет, Маэстро такого не считает. Лично Маэстро ни от кого не получает ни пинков, ни погонялок, однако сам работает. Даже сегодня. И даже завтра – в воскресенье.

    «Понятно , что в качестве погонщиков мыслятся люди , вооруженные «передовой» идеологией , то есть сталинисты – социалисты .»

    Нет. Я такого никогда не говорил и данную точку зрения не разделяю.

    «Эта теория оправдывает насилие , отменяя общечеловеческую мораль . Поэтому так непросто разговаривать с человеком , рассматривающим тебя через прицел .»

    Ну я не знаю зачем Вы придумали такую теорию. Я такую теорию не придумывал. Я с ней не согласен. Общечеловеческую мораль я не отменяю.

  7. «Будьте теперь добры тоже со ссылками отвечать.»

    Мои ответы ссылок-то не требуют, так как рассчитаны на наличие простого здравого смысла и логического мышления.

    «1. Внимательно читайте статью еще раз.»

    Читаю внимательно ещё раз. Дать ссылку на статью?

    «а) какой ценой и б) кроме количественных характеристик есть и качественные.»

    Ценой страшной, да. Есть, да. Только когда у Вас ещё десять лет назад не было вообще ничего, а тут вдруг надо стало сразу и всё, то трудно сходу сделать всё и качественно. Время было отведено небольшое – отсюда и такая цена, и вот такое качество. (на что давать ссылку тут?)
    Ну и главный вопрос: как оно лучше-то – когда как в РИ деревянной сохой землю обрабатывали или когда есть куча тракторов? Трактора, кстати, не ломались постоянно – многие работают до сих пор, да.

    «Поэтому с одной стороны уничтожили не просто крестьянство, а производственную деревенскую культуру, »

    Производственную культуру, которой не было, так как ничего не производили толком. Кроме зерна, само собой, которого производили недостаточно даже для себя, да.

    ,» а с другой стороны, начали производить кучу дерьма, которое неконкурентно было на рынке. Отсюда следует ответ на Ваш вопрос о внешторговом обороте.»

    Да, прекрасно. только какое отношение это всё имеет к спору: где было лучше развито сельское хозяйство – в РИ или СССР? Я напомню: спор был именно об этом.

    «Если хотите, могу в статью добавить еще диаграмм очень красноречивых»

    Добавьте. Только тех, которые докажут, что сельское хозяйство в РИ было развито лучше, чем в СССР. Спор-то ведь был об этом, не так ли?

    «Я верну Вам Ваш же вопрос, но по другому:»

    Да, только Вы опять же не отвечаете на заданный вопрос Вам. Смотрите, Павел, над Вами опять же потешаться будут.

    «Маэстро, как бы Вам объяснить: оперировать абсолютными цифрами всегда проще, чем относительными, но мягко говоря не совсем правильно.»

    Ну это смотря о чём речь – когда правильнее, когда неправильнее. Чаще, как раз-таки, правильнее давать абсолютные цифры.

    «почему «Душевой урожай зерна в 1963 г. был ниже, чем в России 1913 г.: соответственно 483 и 540 кг»?»

    Ну тут отвечать долго – напишу об этом статью. Ну а пока я готовлю материал, дам Вам информацию к размышлению: отчего при сравнении СССР и РИ в данном вопросе всегда вспоминают и приводят показатели именно 1913 год и 1963? Ну вот почему не 1900 и 1978? Отчего не 1905 и 1935? Задумайтесь на досуге – будут интересны Ваши мысли. Свои ответ дам позже, тут всё-таки комментарии, а не изложения исторических материалов.

    «Речь идет о другом: где производительность труда и качество продукции выше? На западе или в России?»

    Нет-нет, вовсе не об этом: спор был о том, где было лучше развито сельское хозяйство в РИ или СССР? Зачем Вы переводите тему? Про Запад лично я с Вами не спорил. Хотя могу и об этом поговорить. И тоже могу поместить сюда много «красноречивых диаграмм».

    «Не может быть конкурентоспособной страна, где все построено на насилии.»

    В СССР всё было построено на насилии? Это не так. Моего отца и маму, равно как бабушек и дедушек никто никуда насильно не тянул. Более того: среди моих родственников даже никого не расстреливали и не сажали в ГУЛАГ. Они добровольно трудились, прилежно трудились, любили свою страну. Видимо, это из-за того, что они – результаты неправильной селекции. Ну не такие прекрасные образцы животного мира, как Вы.

    «Я даже не знаю о чем дальше спорить.»

    Да всё о том же: где сельское хозяйство было лучше развито – в РИ или СССР? Вы состоянию сельского хозяйства внимания РИ почти не уделили. Сравнительный анализ не провели толком. Вместо сравнения Вы в очередной раз рассказали как всё плохо было в СССР. Зачем? Лично мне – непонятно.

    Павел, Вы поймите: никто не ведёт речь о том, что в СССР всё было прекрасно как в раю. Речь про «хорошо» и «прекрасно» вообще не ведётся. Речь с моей стороны ведётся всегда с вот этой позиции: когда было «лучше/хуже». Понимаете? Не «прекрасно», «хорошо», «плохо», а «лучше/хуже».
    Вот и давайте сравним: а когда было лучше/хуже – в РИ, СССР или РФ? речь именно об этом? При этом задумаемся: а какое нам дело до Запада? Мы – не они. Мы никогда не будем жить так, как живут они. Жить лучше – может и будем. Жить как в Германии – нет, потому что мы – не немцы.

    И ещё раз: ну объясните мне – как можно сравнивать такие отрасли как сельское хозяйство между странами? Климат – разный. Почвы – разные. Солнце и то светит по-разному. Как можно сравнивать сельское хозяйство СССР со странами, где по три урожая снимают за год? Какой смысл? И какой смысл сравнивать только одну отрасль, забывая про всё остальное? Ну как можно сравнивать сельское хозяйство РИ и СССР отдельно отвсего, когда вся суть реформ сельского хозяйства в СССР сводилась к тому, чтобы людей освободить от сельхозработ и в спешном порядке перебросить их на работу в промышленности?

  8. После реформ Петра в России тоже много чего появилось . При этом жить людям стало хуже . Это отмечали множество современников . А с точки зрения социологической реформы Петра отбросили Россию на 200 лет назад . После смерти его тоже много чего посыпалось . Преемника не назначил ? Ну да Бог с ним , Петром . У него иначе думать не получалось – мозги монархические . Нам-то так думать зачем ?
    Что до климата – есть ведь Финляндия . Сравним ?

  9. Почему Маэстро решил , что Павел – апологет царской России ? Я уже говорил где-то , что Сталин и Николай – оба хуже . Царизм не мог решить проблем России . Не решил их и Сталин . Люди уезжают . Что делать – то будем ? Опять отгородимся и устроим разборку ? Начнем искать врагов народа ? Я тоже в воскресенье работаю . И ?

  10. «Почему Маэстро решил , что Павел – апологет царской России ?»

    С чего Вы взяли, что я так решил? Не надо приписывать мне не мои мысли.

    «Царизм не мог решить проблем России . Не решил их и Сталин .»

    Неправильно. Царизм – не мог, а Сталин – смог.

    «Люди уезжают . Что делать – то будем ?»

    Я? Я при капитализме буду делать всегда одно: зарабатываю деньги.

    » Опять отгородимся и устроим разборку ?»

    да при чём здесь мы-то с Вами? Кто нас с Вами спрашивал насчёт событий 91-го года? Серьёзные люди решили, что будет вот так, и жить мы будем вот эдак – так и живём. А мнение таких как Вы да я – оно мало кого волнует.

    «Начнем искать врагов народа ? »

    Давно пора. При этом нехудо бы их расстреливать.

    «Я тоже в воскресенье работаю . »

    Молодец.

    «И ?»

    Что «И?». Я говорил, что меня вот никто не пинает и насильно не гонит выполнять работу, а я делаю. Стало быть уже сам факт моего поведения отрицает то утверждение, что, якобы, я считаю, что в России можно что-либо дельное создать только с помощью насилия.

    «После реформ Петра в России тоже много чего появилось . »

    да-да. Пётр, кстати, всё хотел, чтобы Россия стала больше похожа на цивилизованную Европу. Вёл Россию по европейскому пути. Ничего не напоминает?

    «Что до климата – есть ведь Финляндия . Сравним ?»

    Сравним что? Состояние дорог? Кто успешнее действовал во время 2-ой Мировой? Что сравним-то? Кто лучше бегает на лыжах?
    для того, чтобы понять себя, надо сравнивать себя не с кем-то, а самим собой, только другим. Сравнивать надо не в плане – а перегоним ли мы Финляндию, а вот так – когда наша страна жила лучше всего? при каком правителе? Когда мы представляли из себя уважаемую державу? Когда мы были слабы? Когда у нас нифига не получалось? Из всего этого сделать вывод о своём народе и понять – в каких условиях он лучше всего себя проявляет? Думать о том, что все народы проявляют себя одинаково при тех или иных условиях, это всё равно, что думать, что любой ДВС будет на одном и том же топливе работать как другой ДВС. Хотя любому дебилу понятно, что дизельный двигатель работает на соляре, а если ту же соляру залить в бензиновый мотор, то он не сможет толком работать – либо вообще заглохнет, либо будет троить, не развивать мощность, работать с перебоями и т. п.

  11. Европейские принципы организации жизни людей дали примерно одинаковые результаты на всех континентах . Не обольщайтесь сознанием российской особости . Финны весьма прилично воевали против СССР . Грозный , Пётр и Сталин отодвигали Россию от европейского пути развития . Но тогда ещё выбор был . Сейчас его нет . Нефть рано или поздно упадет в цене . Чем ответим ?

  12. «Европейские принципы организации жизни людей дали примерно одинаковые результаты на всех континентах.»

    Да-да. Посмотрите на Германию и на Италию. Одна страна процветает – другая в глубой попе. Посмотрите на Францию и Греци. Примерно одинаковые результаты, my ass…

    «Не обольщайтесь сознанием российской особости .»

    Достаточно учебник по истории открыть, чтобы понять насколько мы – не они.

    «Финны весьма прилично воевали против СССР . »

    В чём это выражается?

    «Грозный , Пётр и Сталин отодвигали Россию от европейского пути развития . »

    Нет. Пётр именно стремился в Европу. Кстати, а вот отчего либералы всегда вспоминают только 3 правителей России? только Грозного, Петра да Сталина? Других не было что ли?

    «Нефть рано или поздно упадет в цене . Чем ответим ?»

    Дык, надо бы промышленность развивать да экономику налаживать. Про науку не забывать опять же. Нет?

  13. Чтобы иметь возможность ответить, Иван, необходима самостоятельность. Полная, т.е. политикоэкономическая. Не может одно из это составляющих существовать без другого. А экономически развиваться нам не позволяет именно Запад, в целях своей глобальной гегемонии.
    Ответить можно только одним – сменой государственного строя. Пример в нашей истории есть. И таким образом обрести ту самую самостоятельность. В противном случае хоть и растянутый во времени, но все же окончательный «кирдык».

  14. \\«Царизм не мог решить проблем России . Не решил их и Сталин .»
    Неправильно. Царизм – не мог, а Сталин – смог.

    «Начнем искать врагов народа ? »
    Давно пора. При этом нехудо бы их расстреливать.\\

    И это говорит не сталинист?!!!! Маэстро, Вы уж как-нибудь определитесь.
    А без расстрелов никак? Вы лично из парабеллума будете стрелять или из пулемета? Или что-нибудь игольчатое, чтобы помучились?
    Вам что на день рождения дарят? Друзья знают Ваши пристрастия?
    И вообще, у Вас еще друзья остались? Точно не боятся с Вами общаться? Вдруг Вы их во враги запишете? Сообразите на троих с Русияновым и еще с кем-нибудь тройку и в расход тех, кто не согласный.

    Я еще одну Вам ссылку дам со статистикой. Вы все же почитайте Тендрякова:
    Владимир Тендряков. Охота. М.: Издательство «Правда», 1991, с.145.

    В конце рассказа «Хлеб для собаки»
    «Документальная реплика.
    В самый разгар страшного голода в феврале 1933 года собирается в Москве Первый всесоюзный съезд колхозников-ударников. И на нем Сталин произносит слова, который на много лет стали крылатыми: «сделаем колхозы большевисткими», «сделаем колхозников – зажиточными».
    Самые крайние из западных специалистов считают – на одной лишь Украине умерло тогда от голода шесть миллионов человек. Осторожный Рой Медведев использует данные более объективные: «…вероятно, от 3 до 4 миллионов…» по все стране.
    Но он же, Медведев, взял из ежегодника 1935 года «Сельское хозяйство СССР» (М. 1936, стр. 222) поразительную статистику. Цитирую: «Если из урожая 1928 года было вывезено за границу менее 1 миллиона центнеров зерна, то в 1929 году было вывезено 13 в 1930 году – 48,3, в 1931 году – 51,8, в 1932 – 18,1 миллиона центнеров. Даже в самом голодном, 1933 году в Западную Европу было вывезено около 10 миллионов центнеров зерна!»
    «Сделаем все колхозников зажиточными!»

  15. \\Павел, Вы поймите: никто не ведёт речь о том, что в СССР всё было прекрасно как в раю. Речь про «хорошо» и «прекрасно» вообще не ведётся. Речь с моей стороны ведётся всегда с вот этой позиции: когда было «лучше/хуже». Понимаете? Не «прекрасно», «хорошо», «плохо», а «лучше/хуже».
    Вот и давайте сравним: а когда было лучше/хуже – в РИ, СССР или РФ? речь именно об этом? При этом задумаемся: а какое нам дело до Запада? Мы – не они. Мы никогда не будем жить так, как живут они. Жить лучше – может и будем. Жить как в Германии – нет, потому что мы – не немцы.\\

    Сижу и думаю как отвечать.
    дилемма лучше-хуже очень странная. Надо как-то договориться о чем мы все же спорим.
    В статье в начале дается две таблицы, которые говорят о росте производства и зерна и росте экспорта. Эти таблицы говорят о том, что в Царской России экономика была более гармоничной, чем в СССР и особенно при Сталине. Я считаю, что такой подход к управление более гармоничен, чем тот, о котором я написал в предыдущем посте. Не мерли люди от голода, потому что государство насильно изъяло хлеб. Для Царя это был бы полный бред.
    С другой стороны, если бы в Царской России было все хорошо, то народ бы не бунтовал и в конце концов она бы не исчезла.
    Но даже отречение Царя – это безумно гуманный акт, чем насильный захват и удержание власти несмотря ни на что со стороны большевиков. С точки зрения права – это был нелигитимный захват власти. Я уже молчу о последующем расстреле царской семьи. Это за гранью любых норм.

    Мне очень сложно с Вами спорить, Маэстро, потому что Вы считаете нормальным убийство несогласных, а также считаете нормальным изъятие хлеба у крестьянина не рыночным путем, после которого крестьянин умирает от голода. И все это ради индустриализации.
    ЭТО НЕ НОРМАЛЬНО.
    И не потому что птичку жалко, а потому что на таком насилии не возможно построить нормальную экономику. ПОтому что нормальная экономика функционирует посредством гражданского права, которое в свою очередь основывается на такой малости как доверие.
    А какое может быть доверие, когда у меня в любой момент может быть отнято то, что заработано мной моим трудом?
    В такой «экономике» не может быть качества продуктов, потому что нет мотивации. Вообщем, в любом случае такая экономика проиграет.

    Вторая часть вопроса. Сравинвать не сравнивать с западом. Это опять же вопрос как сравнивать.
    В каких единицах измерять хуже\лучше.
    Давно уже экономисты договорились измерять в первую очередь по уровню дохода, потому что это карман человека. А государство вообще-то должно работать для человека.
    Потом по уровню ВВП.
    Потом, например, по уровню экологии.
    Потом, по уровню свобод и т.п.
    Как мы будем сравнивать.

    А вообще, можно и не сравнивать. Одиночество – только ты не унижаешь, сказал один француз.
    МОжно и не сравнивать))))

  16. «И это говорит не сталинист?!!!! Маэстро, Вы уж как-нибудь определитесь.»

    Кратко для товарищей, не знающих историю: понятие «Враг народа» появилось в Древнем Риме. Определитесь, my ass…

    «А без расстрелов никак? »

    Кратко для клоунов: расстреливают за преступления сейчас, например, в США. Считаете ли Вы это нормальным? А без расстрелов в США никак нельзя? Я считаю, что врагов народа необходимо расстреливать, да. Вот как в США, например.

    «Вам что на день рождения дарят?»

    По-разному. Одежду, компакт-диски, деньги.

    » Друзья знают Ваши пристрастия?»

    Пристрастия у меня такие же как и у большинства людей: хорошие машины, кино, музыка и т. п. Друзья про них знают, да.

    «И вообще, у Вас еще друзья остались? Точно не боятся с Вами общаться?»

    Остались. Мой жена – мой лучший друг. Не знаю бояться или не бояться.

    » Вдруг Вы их во враги запишете? Сообразите на троих с Русияновым и еще с кем-нибудь тройку и в расход тех, кто не согласный.»

    Причём тут я и Русиянов? Причём тут «несогласные»? Несогласный и враг народа – вещи разные. Расстреливают врагов народа не я, Вы или Русиянов, а государственные органы. Не кривляйтесь.

    «Вы лично из парабеллума будете стрелять или из пулемета? Или что-нибудь игольчатое, чтобы помучились?»

    Нет. В США ведь не простые граждане приводят приговоры в исполнение: есть служащие учреждения исполнения наказаний – они и работают. Также и у нас было: выносился приговор суда, приговор приводили в исполнение специальные органы. Причём тут я? Не морозьте херни, Павел.

    «В конце рассказа «Хлеб для собаки»
    «Документальная реплика.»

    Кратко: у нас подобные вещи ВЕКАМИ творились, из года в год народ гибнул с голодухи, а зерно вывозилось на Запад, но Вас отчего-то волнует только этот голод. Скажите – отчего так? Кстати, он же был последним голодом нашего народа. Больше голодов не было. Пытаются сейчас доказать, что ещё был в 1947 году, но не получается никак. Такой вот расклад.

    «Не мерли люди от голода, потому что государство насильно изъяло хлеб.»

    Нет, мерли. при царе – постоянно. Голод случался стабильно каждые пять-семь лет. И чем ближе к 1917-му – тем чаще случался голод.

    «Сижу и думаю как отвечать.»

    Думайте лучше – пока только одну чушь несёте.

    «В статье в начале дается две таблицы, которые говорят о росте производства и зерна и росте экспорта. Эти таблицы говорят о том, что в Царской России экономика была более гармоничной, чем в СССР и особенно при Сталине.»

    Эти таблицы вообще никак не раскрывают ситуацию с развитием сельского хозяйства. Не показывают ни сколько людей трудилось для производства данного количества зерна, ни сколько зерна получали именно крестьяне, а сколько у них изымалось государством – ничего вообще. При этом меня поражает, что Вы на основании всего двух таблиц делаете выводы про вообще ВСЮ экономику РИ и Сталинского СССР. Извините, но это просто прекрасно. А вот факт: на закате монархии госдолг РИ составлял два годовых бюджета – как это говорит об экономике РИ времён её заката?

    «С другой стороны, если бы в Царской России было все хорошо, то народ бы не бунтовал и в конце концов она бы не исчезла.»

    У Вас, Павел, левое полушарие мозга работает отдельно от правого.

    «Но даже отречение Царя – это безумно гуманный акт, чем насильный захват и удержание власти несмотря ни на что со стороны большевиков. С точки зрения права – это был нелигитимный захват власти. Я уже молчу о последующем расстреле царской семьи. Это за гранью любых норм.»

    Кратко: такие акты захвата власти случались в большинстве стран. В этом и заключается суть революции: старую власть пинком под жопу выкидывают с трона и абсолютно нелегитимно захватывают власть в свои руки и удерживают несмотря ни на что. Ибо альтернатива куда хуже. Поделитесь: отчего Вас волнуют только большевики? Отчего бы вам не съездить во Францию и не рассказать там, что захват власти якобинцами – это вне всяких правовых норм? Ну мне просто любопытно узнать: сколько минут пройдёт до того, как власти Франции вас пинком под зад отправят баламутить народ куда-нить в другое место?
    Кстати, а что должны были делать большевики? Сидеть и смотреть, как интервенты дерьбанят страну на куски? Что они должны были делать?

    «Мне очень сложно с Вами спорить, Маэстро, потому что Вы считаете нормальным убийство несогласных,»

    Я не считаю нормальным убийство несогласных. Не надо сок Вашего мозга выдавать за мои мысли.

    «а также считаете нормальным изъятие хлеба у крестьянина не рыночным путем, после которого крестьянин умирает от голода. И все это ради индустриализации.»

    Кратко для либералов: у нас изъятие хлеба, после которого крестьянин помирал, шло ВЕКАМИ. Народ помирал от голодухи постоянно – каждые пять-семь лет случался массовый голод. И это не ради индустриализации, а ради всякой фигни. Например – в качестве проплаты по кредитам западным банкам, как во времена ПМВ.
    А тут вот сделали тоже самое ради индустриализации. Ради той самой индустриализации, которая спасла нас в ВОВ. Что лучше – спасти страну и народ ценой жизней многих человек или же потерять всю страну и весь народ? Что лучше? Заметьте: не «прекрасно», «идеально», а лучше/хуже?

    «В такой «экономике» не может быть качества продуктов, потому что нет мотивации. Вообщем, в любом случае такая экономика проиграет.»

    Кратко для либералов: ВОВ закончилась в Берлине. Объединённая Европа с её правильной экономикой проиграла Союзу по всем фронтам с его неправильной экономикой. Неправильная экономика Союза произвела больше танков, самолётов, автоматов, чем правильная европейская экономика. Люди так сильно недоверяли власти и так сильно ненавидели Сталина, что снесли нахрен полмира защищая ту саму страну.

    «В каких единицах измерять хуже\лучше.»

    Хуже/лучше не надо сравнивать с Западом. Хуже/лучше надо сравнивать только в рамках одной страны. Вот была РИ – было так. Вот стал Союз – стало так. Вот стала РФ – вышло эдак. Когда было лучше/хуже?

    «А вообще, можно и не сравнивать. »

    Да можно всё что угодно делать.

  17. Маэстро, Павел Леонидович, как представитель рыночной демократии, давно и ясно понял, что у России нет другого пути развития, кроме как построение социалистического общества. И дабы этому препятствовать, он и все остальные «либералы» постоянно будут очернять сталинскую эпоху с точки зрения буржуазной морали, которую провозглашают «общечеловеческими ценностями».
    Тут-то как раз и зарыта, что называется, собака, благодаря которой происходят спекуляции на человеческих чувствах и одновременно манипуляции сознанием.
    «Человек имеет право…» – под эту формулу можно подвести что угодно. Вот уже и гомосексуальные браки узаконили… Мало того, вот уже и детей им узаконивают воспитывать… А все потому, что «человек имеет право…»
    А сам по себе либерализм, он безальтернативен. Его природой могут быть допущены взаимоисключающие вещи. Кому такой порядок-беспорядок на руку? Правильно, дельцам. Чем больше замутят,- тем обильнее улов. И коль уж человек имеет право на все, то не грешно, видимо, и обманывать, и красть и…, к собственной выгоде.

    Когда же сталинская государственная машина всему такому безпределу дала укорот, тогда заверещали о репрессиях, тирании и проч., попутно искажая действительность и на этом основании аппелируя к «общечеловеческим ценностям». Так кулаки – сельские ростовщики стали у либералов «крепкими хозяевами». Подкулачники – зависимые от кулаков и по этой причине во всем их поддерживающие, у либералов становятся «думающим трудовым крестьянством»… А ведь революция делалась в интересах сельской бедноты и батрачества, которые, в устах либерала, превращаются в пьяниц и неработь. Все. Чохом.

    По существу, раз идут в обществе споры, аналогичные тем, что в данном ЖЖ, революция (социалистическая !!!) ПРОДОЛЖАЕТСЯ! Что совершенно не устраивает деятелей типа Павла Меньшуткина ))).

  18. \\Павел Леонидович считает невозможным построение счастливого успешного сообщества людей , основанного на насилии . \\

    Не все так просто. Хочу пояснить свою позицию.
    Государство по большому счету – это совокупность законодательных норм.
    Норма состоит из гипотезы, диспозиции и санкции.
    Санкция – это насилие, но насилие в рамках закона.
    Поэтому любое государство неизбежно предполагает насилие.
    Проблема только в границах этого насилия. Ведь деспотия может быть и в рамках закона.
    Поэтому следующим шагом рассуждение служит различение правового и не правого закона. Что ж это за зверь такой – правовой закон.
    Этим зверем обычно занимается философия права, которая, кстати, в СССР в принципе была запрещена, потому что считалось, что норма, утвержденная властью и есть право.
    Итак, философия права утверждает, что если закон не правовой, то у население есть право на сопротивление властям.
    Как же узнать когда закон правовой, а когда нет. То есть, как узнать справедлива ли та или иная норма?
    Нет приборов, которые бы измерили меру справедливости закона, поэтому мировой опыт изобрел понятие представительной демократии.
    Это механизм с помощью которого через народных представителей посредством выборов передается в ПИСАННЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ УСТАНОВЛЕНИЯ НЕПИСАННОЕ СОВОКУПНОЕ ПОНИМАНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ!
    Этот механизм тоже не совершенен, но ничего более совершенного на сегодня нет.
    Когда так называемая элита, мало отличная от дуба, фальсифицирует механизм передачи этого понимания (нечестные выборы), она всего лишь легимитизирует насилие народа против власти.
    Поэтому санкции, заложенные в дебильных нормах, принятых в последний год не легитимной думой, беззубы и не имеют фактической силы, а восстание народа против идиотов – есть естественное право на насилие.
    Можете считать мое высказывание экстремизмом: нечестные выборы есть право на насилие со стороны избирателей.
    Только это высказывание не является призывом к восстанию. Это высказывание – констатация будущего восстания как проявление ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА.

Прокомментировать

Вы должны быть авторизованы для комментирования.